26.09.2017

Новости

РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА (ТАКЛИФААТ), ВОСПИТАНИЕ (МУТАБАР), ОСНОВНАЯ ЦЕЛЬ (МАКСАД АСАСИЙ)

РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА (ТАКЛИФААТ), ВОСПИТАНИЕ (МУТАБАР), ОСНОВНАЯ ЦЕЛЬ (МАКСАД АСАСИЙ)

МУСА ДЖАРУЛЛАХ БИГИЕВ

Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!

Переводил и подготовил к изданию труды Мусы Бигиева –  Айдар  Хайрутдинов, старший научный сотрудник отдела истории общественной мысли и исламоведения Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Татарстана (г. Казань), кандидат философских наук. 


М. Бигиев: «В истории ислама было время, когда шариат выпустил из своих рук бразды правления. На мой взгляд, это случилось тогда, когда факихи  [факих — богослов-правовед, специалист по фикху — науке извлечения юридических постановлений из источников шариата. — А.Х.] ограничили источники шариата (усуул шариа) рамками (дааира) устных  аргументов (далаала лафзийа),  а мутафакихи  [здесь М.Бигиев имеет в виду богословов-факихов, чрезмерно превысивших свои  полномочия, разумные пределы толкования источников шариата, перестаравшихся в этом деле. — А.Х.], воздвигшие барьер между Кораном и Сунной, с одной стороны,  и миром ислама — с другой, возомнили себя судьями   (хааким), стоящими выше исламского шариата. Отсюда и повелось, что когда в жизни социума  возникали те или иные серьёзные проблемы, требующие решения...»

 

***

        Муса Джаруллах Бигиев (1875-1949) — выдающийся религиозный мыслитель и общественный деятель. Прошел полный курс исламского образования, обучаясь в Средней Азии, Турции, Египте, Хиджазе, Сирии, Индии  и Афганистане. В 1904 году вернулся в Россию. В годы Первой русской революции принимал самое активное участие в политическом движении российских мусульман, много публиковался в российской мусульманской периодике, занимался преподавательской деятельностью, написал большое количество богословских и религиозно-философских трудов.

В наследии этого философа и религиозно-общественного деятеля отражена большая часть явлений, составляющих  основу религиозного реформаторства: перевод Священных писаний  на национальные языки, упрощение и рационализация религиозного культа, возрождение свободомыслия посредством иджтихада, критика таклида, переосмысление основных исламских догматов, рационализация фикха и актуализация  шариата,   решение женской проблемы и др.

Будучи приверженцем возрождения ислама на основе рационального осмысления и сознательного принятия религиозных ценностей, М. Бигиев в отличие от многих мусульманских интеллектуалов не являлся сторонником  заимствования западной системы этических ценностей. По признанию М. Бигиева, мусульманам нет необходимости учиться мудрости у Запада, поскольку в древней мусульманской литературе присутствует комплекс идей и мыслей, которые принято считать достижением западноевропейской философской мысли Нового времени.

 

 ***

 Религиозные обязательства (таклифаат) [в круглых скобках приводится приблизительная транскрипция использованных автором арабских, персидских и тюркских терминов. Здесь и далее в квадратных скобках примечания переводчика Айдара Хайрутдинова, г. Казань,  – А.Х.], налагаемые исламским Божьим законом-шариатом, в большинстве своём относятся к возвеличиванию божества (таазим) и  к воспитанию, совершенствованию человечества (тахзиб инсанийа). В таких культовых ритуальных действиях ислама, каковыми являются обрядовая молитва (намаз), ритуальный пост (уруза), присутствуют аспекты как возвеличивания божества, так и  воспитания человечества. Среди религиозных обязательств ислама эти две великие составляющие, т.е. возвеличивание божества и воспитание человечества почитаются (мутабар) как  основная цель (максад асасий).

Эти две великие цели являются как основой  ислама, так и его, если можно так выразиться, философией (фалсафа), и только они определяют значимость и важность религиозных обязательств.

Вместе с этим, среди религиозных обязательств, касающихся одной из названных целей, последовательно обнаруживаются широкие льготы (мусаада) и большие послабления (рухсаат). И вообще, предписания исламского шариата воздвигнуты на принципе облегчения (сухуула), они установлены (мустакарр) таким образом, чтобы не наносить вреда (таджаауз) окружающей среде (мухиит), и призваны облегчать жизнь человека.

Сподвижник пророка Мухаммада Абу Хурайра сообщал, что Посланник Аллаха говорил: «Воистину, религия облегчает»   (данный хадис приводится в «Сахих»е имама Бухари). Многочисленные аяты Корана тоже указывают на этот принцип: «Он не сотворил для  вас в религии тягости» ; «Аллах желает для вас облегчения и не желает для вас тягости»;  «Та Ха. Мы не ниспослали тебе Коран, чтобы ты был неудачником, но напоминание это тому, кто страшится». [В настоящем переводе цитаты из Корана выделены жирным шрифтом и курсивом. Остальные цитаты даются курсивом. — А.Х.].

Несомненная (муаккид) важность и значимость таких религиозных обязательств, как фард [неукоснительные. — А.Х.] и ваджиб [обязательные], и имеющаяся при необходимости (хааджа) максимальная  широта послаблений  представляют собой неделимое единство, в котором каждый элемент —это неотъемлемая и органичная часть другой составной части. С этой позиции упомянутые  важность и  широта являются двумя самыми важными основами в здании ислама.

Известно то, насколько необходима (лаазим) вера (имаан) в истинность,  бесспорность религиозного действа, обязательного для исполнения ее последователями. И столь же необходимо принять в качестве руководства к действию широкие послабления и удобства (рафахийаат), установленные Мудрым Законодателем (Шаари Хакиим), Посланником Аллаха. Известно также и то, каким преступлением (джинайа) является неисполнение твёрдого обязательства, имеющего под собой неоспоримое доказательство. Но не менее преступным действием является сокрытие обусловленного шариатом послабления, имеющего такое же неоспоримое доказательство.

«И когда Аллах принял завет от тех, кому была дана книга: «Вы будете объяснять её людям и не станете прятать её». Но они бросили её за спины свои и взяли за неё малую цену. Так что зло — то, что покупают они» (Семейство Амрана, 187). [В своих сочинениях М.Бигиев, как правило,  не указывал суру и номер приводимых им коранических аятов, за исключением лишь некоторых случаев. В настоящем переводе сохранён авторский стиль цитирования источников. — А.Х.].

«О Посланец, передай то, что было открыто тебе от Господа твоего; если не сделаешь ты этого, то не передал ты послания Его. А  Аллах защитит тебя от людей. Воистину, Аллах не руководствует неверующих» (Трапеза, 67).

Если признать, что установленные в исламском каноне обязательства и предписания заключают в себе определённое значение и пользу (маслаха), то, конечно, и послаблениям, имеющимся в исламском шариате, неизбежно присущи большой смысл и благо.

Весомым признаком совершенства  ислама является то, что в минуты крайней необходимости в нём допустимо использование разрешённых шариатом (машруу) тех или иных послаблений, избавляющих (даф) человека от трудностей и неудобств.  Эти послабления никогда не нанесут урона (хэлол) незыблемости (таэкиид) установленных обязательств-фард. И в то же время совершенно необходимо наличие (вуджууд) такого рода послаблений, поскольку в процессе общественной жизни (хайат иджтимаийа) возникает множество сложных ситуаций и обстоятельств (ахуаал), требующих тех или иных послаблений для их преодоления. Мудрость Благородного Законодателя, его милость, его благодетель, конечно же, не запрещают использование таких послаблений в час нужды.

Это крайне важная проблема, занимающая сегодня наши умы. И явление, стоящее в её центре, не является чем-то редко встречающимся или гипотетическим (фардийа), а представляет  собой вполне естественное природное событие (хаадиса), происходящее на обширных территориях нашей планеты. Конечно же, в исламском шариате должно иметься решение (джаваб), которое чётко и ясно разрешало бы эту проблему. Книги по мусульманскому законодательству-фикху оказались бессильны (аджиз) решить её. Более того, они или проявили невежество (гхафил), или просто умолчали об этом вопросе. Такое возможно. Но исламский шариат, ниспосланный Аллахом и охватывающий общее  (куллийа) и частное (джузийа), все возможные события и ситуации  (хадисаат) прошлого и будущего, не может оказаться бессильным  или проявить невежественность (гхафла) в чём-либо вообще.

Основоположники мазхабов [здесь М.Бигиев имеет в виду четыре школы исламской правовой мысли, названные по именам их основоположников: Абу Ханифы, Малика, Шафии, Ибн Ханбала. В других работах под мазхабами он подразумевал так же и различные течения теологической мысли. — А.Х.] не оставили указаний по данному вопросу как  из-за собственного невежества, так  и потому, что они позволяли себе выставлять исламский шариат в таком свете, словно это он не мог дать ответ на этот вопрос. Поступая так, они лишь пытались скрыть свою собственную неспособность решить существующую проблему. Такие поступки никак не могут явиться поводом к уважению (ихтираам) этих великих муджтахидов  [муджтахид — учёный-богослов, совершающий иджтихад, т.е. самостоятельное выведение правовых положений на основе источников шариата. — А.Х.], напротив, эти  вещи являются тягчайшим преступлением против авторитета и достоинства (хурма) исламского шариата. Я, как и все, уважаю муджтахидов, но не настолько, чтобы нанести вред  (таадди) совершенству исламского шариата.

В истории ислама было время, когда шариат выпустил из своих рук бразды правления. На мой взгляд, это случилось тогда, когда факихи  [факих — богослов-правовед, специалист по фикху — науке извлечения юридических постановлений из источников шариата. — А.Х.] ограничили источники шариата (усуул шариа) рамками (дааира) устных  аргументов (далаала лафзийа),  а мутафакихи  [здесь М.Бигиев имеет в виду богословов-факихов, чрезмерно превысивших свои  полномочия, разумные пределы толкования источников шариата, перестаравшихся в этом деле. — А.Х.], воздвигшие барьер между Кораном и Сунной, с одной стороны,  и миром ислама — с другой, возомнили себя судьями   (хааким), стоящими выше исламского шариата. Отсюда и повелось, что когда в жизни социума  возникали те или иные серьёзные проблемы, требующие решения, то в большинстве случаев богословские книги  молчали, что стало восприниматься так, словно это в самом  исламском шариате не имелось ответа на эти вопросы. Однако такой подход к шариату совершенно неверен.

Согласно твёрдой  вере (итикаад) мусульман, исламский  шариат будет действителен вплоть до Дня Воскресения (то Кийама). Я тоже верую в это. Но такая действенность шариата будет обеспечена не с помощью (иаана) крайне ограниченных и узких книг по фикху, а благодатной силой  (бараака) Священного Корана и заветов Пророка – Сунны. И многократно повторяющаяся в Священном Коране величайшая благая весть: «Для того, чтобы вознести её над всеми религиями» (9: 33) — будет воплощаться в жизнь не указаниями многочисленных книг по каламу [калам — спекулятивное богословие, синоним  косности и ортодоксии. — А.Х.] и не аргументами книг по фикху, а лишь благодатью  самого Священного Корана.

Священный Коран будет существовать ровно столько, сколько будет существовать само человечество. И на протяжении всего существования Священного Корана врата его наставления на истинный путь (абуааб хидайа) будут оставаться открытыми для каждого человека без исключения. И ни один хоть из четырёх, хоть из десяти мазхабов не изменит и не отменит (мансуух)  Коран. Священный Коран будет сам являться основой, фундаментом  (asaas) и вождём (рахбар) мышления мусульман и их верований, их деяний и общественных движений.

Мы, конечно же, уважаем каламические книги, написанные учёными-богословами, мы чтим труды по богословию, идеи, легшие в основу различных  течений юридической мысли, доставшиеся нам в наследство в виде мазхабов. Но мы не почитаем их как вечные оковы, надетые на наши руки, ноги и умы. Мы уважаем их как теологические книги, богословские произведения (асаар илмийа), которые в нужное время служили прекрасным средством, воспитания нашей мыслительной и интеллектуальной мощи (кууа аклийа). Так,  и только так. И всё же Священный Коран и Сунна Пророка существуют и поныне, а потому слепое подражание и следование (таклид) одному из древних мазхабов никогда не смогут иметь обязательный (ваджиб) характер.

Утверждение о том, что «необходимо следовать (таклид) одному из имеющихся или могущих появиться мазхабов», означает, если говорить открыто, не что иное, как заявление о том, что «эти мазхабы отменили (насх) Коран или отменяют его».

___________________________

В мусульманском мире в сфере истории развития  мысли возникло крайне  губительное явление  под названием «такълид» [таклид — правило безоговорочного следования указаниям богословов древности. — А.Х.]. Бедствие таклида привело к полному застою  (сукуут куллий) в наших душах и мозгах и полностью вывело из употребления исламский шариат. В результате этого мусульманский мир был охвачен   и поражён (истилаа) всевозможными политическими, социальными и другими бедствиями. Заявляя об этом, мы, вероятно, будем совершенно правы.

Учитывая связь с предыдущими строками и с тем, что будет изложено в дальнейшем, я приведу несколько строк из «Футухат Маккийа» [«Футухат Маккийа» — грандиозное эзотерическое сочинение выдающегося суфийского мастера Мухитдина Ибн аль-Араби, внушенное ему, по его собственному признанию, пророком Мухаммадом. На русский язык название произведения переводится как «Мекканские озарения». — А.Х.] блистательного Мухитдина Ибн аль-Араби.

Досточтимый Мухитдин Ибн aль-Араби во 2-м томе «Озарений» на 762-й странице пишет следующее:

«Правовые решения возникали по мере появления вопросов и событий, происходивших в жизни людей. Целью Пророка было оградить людей от вопросов, чтобы они жили согласно своей природе. В то время предписаний и запретов было мало, но было много разрешённого, что не влекло за собой ни вознаграждения, ни наказания.

Однако люди не захотели ограничиться ниспосланными законами. Они вывели причины существующих предписаний и сделали так, чтобы они соответствовали шариату. Неизвестные положения стали приравниваться к уже описанным. И если бы основой законов не было разрешение, то подобных законов было бы очень много, они были бы основаны на сравнении, диалектике, предпочтении. Аллах сделал свои законы милостью для людей, а ученые-факихи воздвигли преграды перед этими милостями, они обязали простой народ следовать каким-либо мазхабам, которые, между прочим, не были установлены Пророком и о которых ничего не сообщали Коран и Сунна. Факихи запретили простому народу искать послабления в каком-либо из мазхабов.

Факихи были особенно строги в этом, аргументируя тем, что свобода мысли и применение разрешений приведут к легкомысленной игре с законами шариата. Они думают, что запреты  и есть религия. Однако Пророк сказал: «Воистину, Аллах даровал вам познание, поэтому примите его». Что касается разрешений, то они и являются подаянием Аллаха. Мы признаём существование муджтахидов и признаём, что простой народ должен следовать за ними в их решении. Каждый муджтахид приводит свои шариатские доказательства, независимо от того, является ли он приверженцем кийаса или не говорит о нём ничего.

Что касается следования мазхабу, то это является труднейшим повелением для людей.  Аллах сотворил  шариат всеобъемлюще широким, а факихи сузили его. Однако  великие  имамы Абу Ханифа, Малик, Шафии были далеки от этого”.

Насколько же прекрасны и  правильны эти  мысли  автора “Мекканских озарений” досточтимого Мухитдина Ибн aль-Араби!

Действительно, мудрый Законодатель  не  любил никчемные мелочные вопросы, поскольку он, стараясь уберечь жизнь людей от трудностей и тягот,  многие вещи оставил на усмотрение целесообразности (маслихат иктизасы). Благородные сахабы [современники  пророка Мухаммада, его сподвижники и первые мусульмане внявшие его призыву и последовавшие за  ним. — А.Х.] знали о такой политике Посланника Аллаха, а потому за двадцать три года исполнения им возложенной на него миссии ему было задано всего тринадцать вопросов. То есть на каждые два года приходился лишь один вопрос! Эти вопросы отражены в аятах Священного Корана, начинающихся словами «Спрашивают тебя...».

Вот прекрасный образец нравов благородных сподвижников и их удивительной учтивости! И что ещё более удивительно: Священный Коран, словно считая слишком многочисленными те тринадцать вопросов, заявляет: «О, вы, кто веруете, не спрашивайте о вещах, которые доставят вам бедствия, если узнаете вы о них; а если спросите вы о них, когда ниспосылается вам Коран, станут они известны вам. Аллах прощает это; Аллах — Прощающий, Снисходительный» (Трапеза, 101).

Иными словами: «Не спрашивайте о мелочах! Если они будут сообщены, то вы столкнётесь с трудностями. Если вопросы будут задаваться в момент ниспослания Корана, будет дан ответ и возникнет новая обязанность. Бог не дает ответов не по причине забывчивости, а в силу Своей милости и прощения, так пусть и люди откажутся от расспросов!»

Молчание благородного Законодателя, всепрощение  Аллаха объясняется мудростью, которая  избавляла людей от увеличения количества возлагаемых на них религиозных обязательств, принимая во внимание мотивы целесообразности. Но факихи не согласились с этим: для того, чтобы максимально увеличить (таксиир) количество религиозных обязательств, они обратились к таким средствам, как та’лиил [та’лиил — логическое объяснение причин; мотировка того или иного действия. — А.Х.], кийас [кийас — действие, суждение по аналогии с существующими прецедентами. — А.Х.], истихсаан [истихсан — признание чего-либо не противоречащим шариату. — А.Х.]. Мы не отрицаем, что в глазах Законодателя  кийас разрешён, но не для того, чтобы увеличить число обязательных действий, а для того, чтобы расширить (таусии) поле жизнедеятельности  и облегчения (тахфииф) бытиё людей Божьей милостью.

Однако большинство наших факихов используют кийас в целях прямо противоположных (хилааф) тем, которые преследовал Законодатель. В руках факихов кийас служит таким целям, как максимальное увеличение количества религиозных обязательств и максимальное сужение  (тазъйик) направлений и сфер жизнедеятельности людей.

Умолчание благородного Законодателя  проистекало из милосердного отношения Аллаха к людям. Великой милостью, оказанной мусульманам, было то, что Законодатель позволил муджтахидам совершать  иджтихад:  мысль всякого человека, ищущего пользу и истину (хакиика), свободна и вольна (мухтар). На этих принципах должна строиться жизнедеятельность человека: в его действиях нет  вреда, когда они совершаются на основе каких-либо разумно оправданных (маакул) потребностей или мотивов. Пути жизнедеятельности человека и общества не должны искусственно сужаться, они столь же разнообразны, сколь разнообразны сами мысли. Именно эту цель преследовал Законодатель, санкционируя (такриир) поиск и иджтихад муджтахидов. Но «факихи» не захотели исполнить этот завет. [Арабский термин факих имеет значения:

1) понимать, знать и,

2) быть сведущим в вопросах мусульманского права.

Имеется аят, в котором говорится, что если Аллах желает кому-то добра, то он дарует ему фикх, т.е. способность видеть суть вещей, глубокое понимание, мудрость. Иными словами, первичным значением слова факих является мудрость, следовательно, от факихов как людей, отмеченных Богом, ожидались мудрые решения. Однако на практике смысловое поле этого слова было ограничено вторым значением, а именно: быть сведущим в вопросах мусульманского права. Это не обязывало носителя данного титула быть мудрым. Видимо по этой причине М.Бигиев поставил здесь слово факих в кавычки. — А.Х. ].

Обязательность следования одному мазхабу, неукоснительность таклида стали самым тяжким бедствием, и в мире  ислама они возникли  благодаря  усердию  (химма) таких «факихов». Обязательность следования  одному из четырёх известных мазхабов стала налагаться на каждого человека принудительно (джабран). Человеку было запрещено использовать  в случае  возникновения нужды  законные  послабления,  предусмотренные шариатом. Со стороны приверженцев каждого мазхаба стали раздаваться смелые утверждения: «Сказанное таким-то и таким-то слово и есть единственно возможная истина! И не следует обращать какое-либо внимание  на доказательную силу того или иного аргумента!».  Они заявили, что действие согласно нормам  шариата,  расширенного самим Аллахом, является «забавой с религией» (талаауб бид-дин), и дошли до того, что стали загонять людей в узкие рамки своих мазхабов.

По меткому выражению автора “Мекканских озарений”  Мухитдина аль-Араби, прикрепление людей к одному из мазхабов стало самым большим бедствием из всех бед, обрушившихся на головы мусульман. Это стало самой страшной болезнью из всех поразивших их болезней. Бедствие таклида возникло не в среде таких великих муджтахидов, как имам Абу Ханифа, имам Малик, имам Шафии, и имам Ахмад,  оно зародилось в недрах невежественной  массы  (ауаам), присвоившей себе статус «факиха», и  погубило весь мир.

                                               ———————

Мухитдин Ибн аль-Араби в 4-м томе «Озарений» на 85-й странице говорит так: “Кутб [здесь слово кутб имеет смысл корифея богословия. — А.Х.] выносит справедливое решение, которое является правильным решением возникшей проблемы. Весьма возможно, что в его решении присутствует элемент несоответствия с позицией приверженцев того или иного мазхаба. Когда же решение противоречит тому, что установлено этими мазхабами, он заявляет, что следование им в этом решении является ошибкой.  Несомненно, они совершили преступление пред Аллахом. И они не должны обвинять в ошибке муджтахида, ибо прав из них кто-то один. Клянусь Всевышним, не сможет стать проповедником ислама никто, кроме тех, кто действовал мудро, и ни в коем случае не те, кто призывал, основываясь на предположениях, и судил по ним. И нет сомнения в том, что такой человек окажется  тяжким  балластом, угнетающим общину Мухаммада, из-за которого Аллах не расширит, а сузит их дела в загробной жизни, ужесточит для них требования  и расчёт в День Суда, так как они усложнили жизнь рабам Аллаха, не разрешив переходить из одного мазхаба в другой в сложных ситуациях, и не стремились устранить затруднение. Они посчитали  это заигрыванием с религией. Они не осознавали, что, говоря эти слова, они уже отступили от веры. А ведь закон Аллаха шире в своей всеохватности. Его решение более вместительно  и правильно. Так остановите же их, ведь их спросят: «Почему же вы не помогаете друг другу? Ведь они сегодня сдадутся». Это состояние тех факихов в День Суда. «И не будет им разрешено даже просить прощения».

Эти слова до последней буквы являются его собственными словами. Вы только вдумайтесь, что он сказал!

Действие в соответствии с шариатским послаблением не является «забавой с религией»! Досточтимый Мухитдин Ибн аль-Араби заявляет прямо противоположное: прикрепление к одному из мазхабов, запрещение  использовать шариатские послабления, мотивированное тем, что обязательно  нужно следовать древним решениям (таклид),  — сами являются ни чем иным, как отказом (тарк) от ислама!

Это очень правильное утверждение! Шариат Аллаха несравненно шире любого отдельно взятого мазхаба и шире их всех вместе взятых. Божий Закон  в совершенной полноте заключает  в себе всю пользу и выгоду  для людей. Мы, конечно же, принимаем эти слова автора «Мекканских озарений». Мы присоединяемся к его утверждению о том, что:  «эти факихи окажутся в Судный день в трудном положении,  и их раскаяния и  мольбы  о прощении не будут приняты!».

                                      ________________________

На 542-й странице 4-го тома “Мекканских озарений” Мухитдин аль-Араби говорит: “И то, что я советую тебе, если ты являешься учёным, — так это то, что тебе запрещено действовать вопреки своему доказательству, и тебе запрещается слепо следовать за другими, если у тебя имеется возможность получить доказательство. Если же у тебя нет должного уровня знаний и ты являешься приверженцем традиции, то ты должен, очевидно, придерживаться мазхаба, вернее, действуй так, как Аллах повелел тебе. Ведь Аллах повелел тебе спрашивать у «людей поминания», если ты в неведении. А «люди поминания» — это знающие Коран и Сунну. И “поминание” — это Коран, согласно кораническому тексту. И проси устранить затруднение, с которым ты столкнулся, насколько это возможно, ведь Аллах говорит: «И Он не сотворил для вас в религии затруднений»,  и Пророк сказал: «Религия Аллаха — лёгкость». Так проси же разрешения, насколько это возможно,  вопроса, пока ты не найдёшь его. И если ты найдёшь его, то действуй согласно этому. Если же муфтий скажет тебе: «Вот это — решение, закон Аллаха или решение Его Посланника», — то следуй за ним. Но если же он скажет тебе: «Это — мое мнение», то следуй за ним, но спроси ещё и у другого. И если ты захочешь быть решительным в своих трудностях, то поступай так, но только относительно того, что касается тебя. Устранить затруднение — это обычай Пророка. Если ты постигнешь какое-либо знание в шариате, то доведи его до тех, кто не знает, — будешь в рядах несущих знание тем, кто пребывает в неведении. И ты должен опасаться сокрытия тех очевидных знаний, которые Аллах низвёл тебе».

Нет сомнения в правильности этих слов Мухитдина Ибн аль-’Араби! Конечно, запрещено следовать решению одного из имамов, если имеется  опровергающий его  шариатский аргумент. Если кто-то не способен найти шариатское доказательство, то он может, не следуя за тем или иным мазхабом, спросить, задать интересующий его вопрос. Но спросит он не у авторитетов, не у тех людей,  которые пересказывают предания древности, а  узнает ответ  у Благородного Корана и сунны Пророка и у тех, кто поминает Аллаха (ахль аз-Зикр).

Разве Аллах не сказал в Священном Коране: «Спросите тех, кто поминает (закара) Аллаха, если вы сами не знаете»?

Слово «закара» в этом аяте  означает Священный Коран. Ибо сказано: «Воистину, Мы ниспослали поминание (зикр), и воистину, Мы — Хранители наилучшие!»

Взгляните же, что сказал досточтимый Мухитдин, эта жемчужина в короне ислама: «Избегай, насколько это возможно, стесненности, в исламе не существует неудобств, ищи шариатские послабления, находи их и действуй в соответствии с ними. Если ты решил связать себя своими благочестивыми намерениями, то дело твоё, но тогда возлагай сие только на себя самого. Не нужно навязывать свои устремления окружающим, дабы охватить и их этим. Отсутствие затруднений является прекрасной характерной чертой (шиаар) ислама. Если тебе стало известно какое-либо шариатское допущение, послабление, то доведи его до сведения тех, кто не знает об этом, и достигнешь чести Пророка (набий). Остерегись, не скрывай послабления  и свободы, ниспосланные Аллахом, и Его явные указания!”.

«Те же, кто скрывают ясные доказательства и  руководство, которое Мы открыли после того, как пояснили это в Книге для людей, — те это, кого проклинает Аллах, и те, кому дано проклинать, проклинают их тоже» (Корова, 159).

                                      ________________

 

Несмотря на то, что бедствие вредоносного новшества таклида возникло в сфере мусульманской мысли  лишь в последние века, оно, в силу каких-то причин, пустило довольно сильные корни. Поэтому  я в некоторой степени нуждаюсь в приведении аргументов автора “Мекканских озарений” Мухитдина Мухаммада Ибн Араби,  направленных на доказательство  ошибочности (бутлан) практики таклида, хотя  категорическая запрещённость (хараам) таклида очевидна как день и является известной истиной, подтверждаемой аятами Священного Корана,  сунной уважаемого Мудрого Законодателя и высказываниями основоположников мазхабов и имамов-мухаддисов [мухаддисы — учёные-специалисты в области изучения устного и практического наследия Пророка Мухаммада — Сунны. — А.Х.].

По моему мнению, такие выражения, как «таклид допустим» (джаиз) или «таклид обязателен» (ваджиб), означают то же самое, что провозглашено в выражении «исламский шариат полность и навсегда аннулирован (мансуух)». Обязательность таклида и вечность установлений Священного Корана  являются двумя несовместимыми  противоположностями (наакид).

Конечно, если  имеющиеся в исламском мире книги по фикху содержали бы в себе готовые оригинальные шариатские ответы на все возможные вопросы, то в этом случае мы, вероятно, не  ломали бы головы над поиском доказательств и решением проблем и совершали бы таклид хотя бы ради того, чтобы не отягощать себя лишними трудами.

Если бы существовал такой уровень подготовки, то, вероятно, всё было бы прекрасно. Но в действительности всё обстоит совсем иначе:  в наших трактатах по фикху остаются нершёнными не только все проблемы, относящиеся к сфере социального бытия, но имеется множество нерешённых проблем, относящихся к области поклонения (ибаада). А что касается решённых вопросов, то ни один из них не служит интересам развития общества и реальным потребностям людей.

И если таково истинное  положение вещей, то может ли быть допустимым таклид? Есть ли какой-либо смысл следовать тому, на что не дано ответа и что ещё не нашло своего решения?

                                      ___________________

Истины, которые я со всей чистосердечностью изложил выше с целью сохранения чести  и достоинства ислама, придали мне немалое мужество и смелость. И я решил донести до сведения российских мусульман мой взгляд на один религиозный вопрос, который, несмотря на свою древность, остается нерешённым до сих пор. Этот вопрос занимает наши умы и в эти дни, а свой взгляд на него я почерпнул из Благородного Корана и сунны Пророка.

Если я докажу правильность своей точки зрения, то это станет для меня великой честью! Если я ошибусь, то какой от этого вред?  Это — моё желание! Но моё желание не нанесёт ущерба миру ислама, какой был нанесён ему  мазхабами. Ибо, будь я прав или неправ, ни одного человека я не призываю последовать за собой, не призываю совершить таклид моему мнению.

Какой бы большой ни была ошибка, допущенная человеком на пути поиска истины, она не лишает человека  защиты ислама. Если человек, стремясь к богоугодности (сауааб), допустит ошибку (хатаа), то, сколь большой бы ни была его ошибка, она будет прощена благодаря благожелательности (мусаамаха) Законодателя.

Вера в то, что «наставление на истинный путь находится в руках Бога» (хидайа мин Аллах), — прекрасная и правильная вера. Долг  человека — поиск истины. Нахождение, обнаружение истины  является не обязанностью  человека, но его целью (гхайа). Человек должен исполнять лишь то, что возложено на него в качестве обязанности, но достижение поставленной цели возможно только при  помощи Господа. При условии, что человек действует разумно и со всей серьёзностью и прилагает максимум усилий, ему будет позволено достичь поставленной цели: «Те же, кто  усердствуют ради Нас, —  несомненно, поведём Мы их на путях Наших. И Аллах, воистину, с творящими добро» (Паук, 69).

 

Продолжение следует…


Последние статьи

СОХРАНИ, СПАСИ, ПОМИЛУЙ, ВСЕПРОЩАЮЩИЙ АЛЛАХ! (Почему Габдулла Тукай не женился?) 25.09.2017 СОХРАНИ, СПАСИ, ПОМИЛУЙ, ВСЕПРОЩАЮЩИЙ АЛЛАХ! (Почему Габдулла Тукай не женился?)

МУХЛИСА БУБИ — ПРОСВЕТИТЕЛЬНИЦА, ЖЕНЩИНА-КАДИ 13.09.2017 МУХЛИСА БУБИ — ПРОСВЕТИТЕЛЬНИЦА, ЖЕНЩИНА-КАДИ

ТАСАВВУФ,  ИЛИ – НУЖНО ЛИ ОБЪЕДИНИТЬ МУФТИЯТЫ? 11.09.2017 ТАСАВВУФ, ИЛИ – НУЖНО ЛИ ОБЪЕДИНИТЬ МУФТИЯТЫ?

НАИЛЯ ФАТЕХОВА И АНСАМБЛЬ «МЕДИНА» 09.09.2017 НАИЛЯ ФАТЕХОВА И АНСАМБЛЬ «МЕДИНА»

Основная проблематика татарской богословской мысли  XVIII-начала ХХ века 08.09.2017 Основная проблематика татарской богословской мысли XVIII-начала ХХ века

Чем опасно беременеть в старшем возрасте? 08.09.2017 Чем опасно беременеть в старшем возрасте?

О СОЗДАНИИ РОССИЙСКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ЗОНЫ В ЕГИПЕТСКОМ ПОРТ-САИДЕ 08.09.2017 О СОЗДАНИИ РОССИЙСКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ЗОНЫ В ЕГИПЕТСКОМ ПОРТ-САИДЕ

МУФТИЯТЫ РОССИИ 07.09.2017 МУФТИЯТЫ РОССИИ

ЖЕЛЕЗНЫЙ ПОДСВЕЧНИК 07.09.2017 ЖЕЛЕЗНЫЙ ПОДСВЕЧНИК

К ВОПРОСУ О ДЕМОКРАТИИ И СМИ 06.09.2017 К ВОПРОСУ О ДЕМОКРАТИИ И СМИ

ВОПРОС О ВОРОВСКОЙ КОРОНЕ 24.08.2017 ВОПРОС О ВОРОВСКОЙ КОРОНЕ

ОБНОВЛЕНИЕ СВЯЩЕННОЙ КААБЫ 24.08.2017 ОБНОВЛЕНИЕ СВЯЩЕННОЙ КААБЫ

РАЗЛИЧИЕ АВТОБУСА И ЭЛЕКТРОБУСА 17.08.2017 РАЗЛИЧИЕ АВТОБУСА И ЭЛЕКТРОБУСА

КАКИЕ ПАМЯТНИКИ НУЖНЫ ТАТАРСКОМУ НАРОДУ? 16.08.2017 КАКИЕ ПАМЯТНИКИ НУЖНЫ ТАТАРСКОМУ НАРОДУ?

Тормыш: имештер, кулы салкын кешенең йөрәге кайнар 12.08.2017 Тормыш: имештер, кулы салкын кешенең йөрәге кайнар

ПЕРЕСАДКА ОРГАНОВ 11.08.2017 ПЕРЕСАДКА ОРГАНОВ

Индийские активисты попросили суд отменить практику мусульманского развода 11.08.2017 Индийские активисты попросили суд отменить практику мусульманского развода

В МИФЫ О МОЗГЕ ВЕРИТ КАЖДЫЙ ВТОРОЙ 11.08.2017 В МИФЫ О МОЗГЕ ВЕРИТ КАЖДЫЙ ВТОРОЙ

ЦЫГАНКА И МУСУЛЬМАНКА 08.08.2017 ЦЫГАНКА И МУСУЛЬМАНКА

БАШНЕФТЬ ОБОДРАЛИ КАК ЛИПКУ 08.08.2017 БАШНЕФТЬ ОБОДРАЛИ КАК ЛИПКУ


Новости 1 - 20 из 76
Начало | Пред. | 1 2 3 4 | След. | Конец