24.11.2017

Новости

БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ БОЛЬШОГО БЛИЖНЕГО ВОСТОКА

БОЛЬШАЯ ИСТОРИЯ БОЛЬШОГО БЛИЖНЕГО ВОСТОКА
Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН

Время от времени в мировой прессе появляются статьи, анализы и прогнозы, касающиеся проекта так называемого Большого Ближнего Востока (ББВ). Особенно их много стало возникать в связи с так называемой «арабской весной», которая внесла определенные коррективы в жизнь и политику многих государств Ближнего Востока. Нынешнее весьма нестабильное положение в Сирии, когда под угрозой находится режим Башара Асада, постоянное давление Запада на Иран, грозящее перерасти в войну, вновь как некогда ставят под вопрос судьбы многих арабских государств. Тем более, что в авторах вновь переформатировать границы Ближневосточных государств, недостатка нет. В основном, этими планами ныне занимаются американские политики, которые, посчитав себя безраздельными хозяевами мира, решили начать с перекройки карты ближневосточных государств. Вашингтон, который пытается установить Pax Americana, намерен изменить не только государственные границы ныне существующих стран, не только создать новые образования, но изменить судьбы тех народов, которые живут в этом регионе и история которых насчитывает в отличие от американской не одну тысячу лет. Однако таких «вершителей» мира, учитывая многовековую историю этого региона, был не один десяток, и последними, которые проторили сюда дорожку американцам, были европейские державы, и, прежде всего Великобритания и Франция. Именно они после Первой мировой войны переформатировали политическую карту региона и на скорую руку, учитывая только свои интересы, создали многие арабские государства. По их стопам решили пойти американские стратеги, рассуждая, что именно сейчас наступил удобный момент для распространения влияния и господства США на все страны мира. В своих планах Вашингтон учитывает не только опыт, но и ошибки тех европейских держав, которые первые в современной истории стали полновластными хозяевами в этом регионе. Следовательно, необходимо начать рассмотрение плана реорганизации ББВ с Первой мировой войны. Причем свои «дипломатические кружева» европейские державы начали плести уже в ходе войны, когда посулами и сладкими речами уговорили арабов участвовать в борьбе против Османской империи, подданными которой они в то время считались. Другими словами, уже тогда британская и французская разведки спровоцировали арабов на жертвы во имя своих корыстных интересов и на многие десятилетия затормозили историческое и экономическое развитие народов Ближнего Востока. Начали этот процесс, как и полагается, многоопытные англичане, в арсенале которых был отточенный многолетний опыт проведения подобных переговоров. В 1915 году между британским верховным комиссаром в Каире Мак-Магоном и правителем Мекки шерифом Хусейном ибн Али аль-Хашими было достигнуто соглашение об участии арабов в Первой мировой войне на стороне Лондона. Соглашение было достигнуто в результате длительной дипломатической переписки, в ходе которой Хусейн ибн Али обязался поднять восстание арабов в Хиджазе против Турции. Взамен Великобритания торжественно обязалась после окончания войны признать независимость арабов, находившихся тогда под управлением Османской империи. Сразу же переписка обнаружила разногласия между Хусейном ибн Али (который требовал включить в территорию будущего арабского государства Сирию, Киликию, Палестину, Ирак и весь Аравийский п-ов, кроме Адена) и Англией, которая исключала из этого государства Западную Сирию, Ливан, вилайеты Багдад и Басру в Ираке, а также английские протектораты на Аравийском п-ове. Кроме того, Мак-Магон требовал передать Англии оборону будущего арабского государства и закрепить за англичанами посты ведущих советников и чиновников в будущем арабском правительстве, что вызвало, вполне понятно, резкие возражения Хусейна ибн Али. Таким образом, основные вопросы, обсуждавшиеся в ходе этой переписки, - о границах арабского государства и о его отношениях с Англией - не были решены до конца. Тем не менее, доверяя Мак-Магону, как официальному представителю мощнейшей на время Британской империи, Хусейн ибн Али в июне 1916 года поднял восстание против Турции. В октябре того же года он провозгласил независимость Хиджаза и объявил себя королём арабов, т. е. всех арабских стран Азии, но был признан европейскими державами и, прежде всего Великобританией, лишь в качестве короля Хиджаза. В результате этих хитроумных переговоров Англия обеспечила себе неоценимую помощь арабов против немецко-турецких сил на Ближнем Востоке, что, в конечном счете, и принесло им победу. Однако своих обязательств перед арабами, как показали дальнейшие события, Лондон не выполнил. В то время как арабские повстанцы с оружием в руках добивались признания своего права на образование независимого арабского государства, в тиши министерских кабинетов стран Антанты шли тайные переговоры о разделе турецкого наследства, но без участия арабов. Сами по себе притязания Великих держав не представляли ничего нового, но единственное отличие состояло в том, что с возникновением войны появилась потребность согласовать эти притязания между собой и договориться о конкретных межсоюзнических обязательствах. Интересно, что в самом начале войны Лондон уведомил царское правительство о своем согласии разрешить вопрос о Проливах в желательном для России духа, если последняя будет активно вести войну против Османской империи. Приняв это заявление, министр иностранных дел С. Д. Сазонов 4 марта 1915 г. обратился с письмом к английскому и французскому послам с предложением дать письменное согласие - все же министр был весьма опытным человеком и хорошо знал, что стоят западные дипломаты - на передачу Проливов России. Это предложение было принято, и в анналах дипломатии до сих находятся документы о невыполненном обещании Запада перед Россией, которая на полях сражения честно выполняла свой союзнической долг. В частности, посол Франция Палеолог уже 8 марта заявил о согласии Парижа с требованиями Россия в обмен на согласие последней признать права Франции на Сирию, Ливан и Киликию. Россия была готова принять этот компромисс, оговаривая, однако, «притязания армян на Киликию» и дополнительно подняв вопрос о «святых местах» в Палестине. Англия действовала более осторожно и предложила предусмотреть в будущем образование арабского государства, границы которого предполагалось определить позже. 10 апреля 1915 г. было заключено соглашение между Англией, Францией и Россией. Оно передавало Проливы России и предусматривало образование в Аравии независимого мусульманского государства. Вопрос о судьбе Сирии и Палестины не был решен. По этому вопросу дополнительно велись переговоры, завершение которых было ускорено в связи с русским наступлением на Кавказе в начале 1916 г. Англия согласилась уступить Франции территорию к западу от линии Алеппо - Хама - Хомс - Дамаск. Париж настоял на том, чтобы этот район рассматривался как будущая французская колония, а Восточная Сирия - как сфера французского влияния. В марте 1916 г. в Петроград прибыли специальные представители Англии (Сайкс) и Франции (Пико). В ходе проведенных ими переговоров и родилось известное соглашение «Сайкс—Пико», оформленное в виде обмена нотами: Франция - Россия (9 мая 1916г.), Франция - Англия (I5мая 1916г.). На данном этапе Лондон не только предал забвению обещание, данное Хусейну ибн Али, но даже не счел нужным проинформировать об этом своих союзников. Это соглашение предусматривало захват Францией Западной Сирии, Ливана и Киликии с частью Юго-Восточной Анатолии (так называемая синяя зона), а Англией — Южного и Центрального Ирака и палестинских портов Хайфы и Акки (красная зона). В «коричневой зоне» (остальная Палестина) устанавливалось международное управление по согласованию с Россией и другими странами. Восточная Сирия и Мосульская область входили в сферу влияния Франции (зона А), Заиорданье и северная часть Багдадского вилайета—в сферу влияния Англии (зона В). В этих зонах Англия и Франция получали преимущественные права в области торговли, ввоза оружия, железнодорожного строительства, назначения иностранных советников и т. д. Вполне понятно, что территории для создания независимого арабского государства не оставалось. Кстати, Россия, обменявшаяся с Англией соответствующими нотами только осенью 1916 г., не имела притязаний на арабские территории. За присоединение к соглашению, чему Лондон и Париж были весьма заинтересованы, союзники обещали России армянские вилайеты Турции и Северный Курдистан, подтверждая ее права на Константинополь и защиту интересов православных в Палестине. И поэтому на карте появилась «желтая зона» - район озера Ван. Несколько позже о соглашении стало известно Италии, в связи с чем на карте возникли и «зеленая зона» (Юго-Западная Анатолия) и зона С (часть Западной и Центральной Анатолии). 20 апреля 1917 г. был произведен обмен соответствующими нотами между Францией и Италией. Правда, со стороны Англии была сделана оговорка, что вступление Италии в число участников соглашения должно быть ратифицировано Россией. Серьезные уступки Англии при дележе арабских провинций Османской империи в значительной мере объяснялись правилом британской дипломатии: «Можно обещать все, что угодно, потом обстановка изменится». Лондон в то же время не забывал о своих договоренностях с королем Хиджаза, и в случае каких-либо спорах с другими европейски державами мог предъявить им претензии арабов. И как всегда англичане оказались правы. Между тем, события на Ближнем Востоке развивались быстрыми темпами и 30 сентября отряды Фейсала, третьего сына Хусейна ибн Али, вступили в Дамаск, и он стал считать себя королем пока еще не существующего Арабского государства. Однако, согласно соглашению «Сайс - Пико», англичане эвакуировали свои войска из Сирии, а никем не признанного короля Фейсала ибн Хусейна французы бесцеремонно выставили из Дамаска. Арабы, и в первую очередь династия Хашимитов, которые подняли восстание против турков, посчитали себя обманутыми и преданными со стороны Лондона. Многоопытные англичане, чтобы заставить хиджазцев забыть о данных им обещаниях, стали науськивать и поддерживать Абдель Азиза ибн Сауда (Ибн Сауд), который с помощью английского оружия и золота успешно завоевал Хиджаз. Династия Хашимитов перестала быть шерифами Мекки и отправилась в изгнание. Но Хашимиты не были единственными, кого так подло обманули европейские державы. Тот же трюк они проделали с Россией, где одна за другой были совершены две революции и страна была исключена из ранга победителей Первой мировой войны. Получился парадокс: Россия участвовала в войне на стороне Антанты, которая одержала победу, но по милости той же Антанты оказалась в числе побежденных, наряду с Германией, Австро-Венгрией и Османской империей. Версальский мирный договор, который подвел черту под итогами Первой мировой войны и который дал огромные преференции странам Антанты, Россию окончательно вычеркнул из состава победителей-членов Антанты. Фейсал, который в то время еще верил европейским сладкоголосым политикам, участвовал в работе Парижской мирной конференции и подписания Версальского мирного договора. Кстати, в Европе шерифа весьма тесно опекал разведчик Лоуренс Аравийский, в то время уже получивший за арабские победы Фейсала чин полковника. Западные львы-дипломаты с улыбкой выслушали десятиминутное весьма эмоциональное выступление хиджазца, в котором он, аппелируя к их совести, потребовал выполнить обещания по созданию арабского государства и предоставления народам независимости. Но все уже было решено ранее, и Фейсал это затем хорошо понял и поэтому Хиджаз, несмотря на английское давление, так и не ратифицировал Версальский мирный договор. Кстати, Советская Россия была на стороне арабских народов и требовала предоставление арабам независимости и создания единого Арабского государства. Опытные английские дипломаты, прекрасно осознавая, что в дальнейшем им вплотную придется иметь дело с обманутыми арабами, попытались несколько сгладить возникшие трудности. На той территории, что им досталась от турков, они решили создать несколько государств и посадить туда королями представителей Хашимитской династии. При этом преследовалось несколько целей. Во-первых, они решили показать, что если Лондон не предоставил арабам обещанную им независимость, то, по крайней мере, посадил на трон тех людей, которые сражались за его интересы. Во-вторых, если на тронах нескольких государств будут родственники, то им проще наладить отношения между собой и верно служить интересам Британской империи. И, наконец, им был нужен противовес против набирающего силу Ибн Сауда, который в конечном счете объединил почти всех арабов Аравийского полуострова и создал новое государство - Саудовскую Аравию. Началась основательная перекройка арабских территорий в новые государства (можно сказать, что это было первое переформатирование ББВ), которые создавались без учета интересов проживавших там арабов. В марте 1921 года Уинстон Черчилль, который в то время был министром по делам колоний, созвал конференцию в Каире, где присутствовало почти 40 высших чиновников, работавших в этом регионе. В последствие арабы прозвали членов этой конференции, по аналогии со знаменитыми сказками «Тысяча и одна ночь», шайкой разбойников. Именно в Каире была изготовлена новая карта Большого Ближнего Востока: создан Ирак, Трансиордания, переформатированы границы Палестины, Кувейта, Хиджаза и владений Ибн Сауда. Таким образом, в 1921 году, не предоставив арабам независимость, как им было обещано, Лондон создал новую ближневосточную политическую карту. Например, Ирак был создан из трех бывших вилайетов – Багдадского, Бассорского и Мосульского. Но на Мосульский вилайет претендовала Франция, и лишь в результате долгих и трудных переговоров она уступила, ограничившись долей в нефтяной компании, которая успешно и прибыльно стала разрабатывала нефтяные поля в этом регионе. Территория Бассорского вилайета при турках была весьма внушительной и включала в себя Кувейт и Эль-Хассу на побережье Персидского залива. Англичане вновь подтвердили, что Кувейт является эмиратом семьи Сабахов под управлением Великобритании, а пустынный район Эль-Хасы был отдан Ибн Сауду. Эмират Трансиордания был создан на части территории Палестины, которая находилась на Восточном берегу, и затем еще присоединена часть территории, до этого принадлежавшая Хиджазу. Впоследствии Саддам Хусейн предоставил Амману коридор глубиной 70 километров иракской территории, как плату тогдашнему королю Хусейну за его поддержку в ирако-иранской войне. Лондоном также была успешно проведена « королевская» рокировка. Фейсал ибн Хусейн, который некоторое время побывал непризнанным королем в Дамаске, стал во главе Ирака. Его брат Абдалла ибн Хусейн, который вначале был королем Ирака, был посажен на иорданский престол. Однако настоящими правителями были англичане. В Ираке это верховные комиссары Перси Кокс, Арнольд Вильсон и многочисленные политические офицеры, в Трансиордании – при короле Абдалле постоянно находились английские советники. Прежних турецких чиновников сменили чиновники англо-индийской администрации, вместо турецких денег была введена англо-индийская валюта. Система управления и судопроизводство также были перестроены по индийскому образцу. Достаточно сказать, что в вопросах внешней политики, финансов, налогов, юрисдикции над иностранцами и свободы совести эмир Трансиордании обязывался руководиться британскими "советами", которые давались британским резидентом в Аммане и его начальником - британским верховным комиссаром в Иерусалиме. Англия имела право содержать в эмирате свои войска и вербовать армию из местного населения, а Трансиордания полностью покрывала расходы по содержанию английских оккупационных войск и обязывалась издавать законы по указанию английских советников. Одним словом, Ирак и Трансиордания превратились фактически в одну из провинций Британской Индии, которыми наряду с английскими чиновниками управляли служащие индийской администрации. Такова была цена британской реорганизации тех территорий, которые Лондон по праву сильного присвоил себе. Мандатная территория Франции включала в себя бывшие вилайеты – Дамасский, Халебский, Бейрутский, а также два санджака (округ) – Ливанский и Иерусалимский. Кстати Восточная часть Сирии – округа Дейр эз-Зор и Эль-Джазира – тогда входили в Мосульский вилайет, который Лондоном был включен в состав Ирака. В сентябре 1920 года было создано особое государство Великий Ливан во главе с губернатором-французом. Сирия же, напротив, была раздроблена на ряд мелких государственных образований, созданных в основном на религиозно-общинной основе: Халеб, Дамаск, Джебель-Друз, Латакия. В 1925 году Халеб и Дамаск были объединены в одно государство, названное Сирией, но Латакия и Джебель-Друз остались вне его пределов. Территориальные единицы управлялись французскими губернаторами, подчинявшимися Верховному комиссару; кое-где при них учреждались местные марионеточные «правительства» и «представительные советы» из феодалов, вождей крупных племен и представителей компрадорской буржуазии. Аравийский полуостров, где тогда еще не была разведена нефть, не входил в особые планы Лондона, и поэтому Ибн Сауду была предоставлена полная свобода рук в его завоевательных походах и усилиях по объединению далеко разбросанных регионов в одно государство. Но руку на пульсе опытные англичане все время держали, регулярно подписывая различные соглашения с Ибн Саудом и подбрасывая ему небольшие суммы денег и партии оружия. Искусственно созданные Францией и Англией новые государства и границы внесли немало трудностей и тягот в повседневную жизнь арабов. Произвол французской администрации, губительный сам по себе, сопровождался подлинным террором. Население Сирии неоднократно тщетно пыталось жалобами мандатным властям и петициями в Лигу Наций ослабить свирепость военных судов, ликвидировать систему тотального шпионажа, прекратить массовые расправы без суда и следствия. Арабы в мандатных территориях, где бы они ни находились, не были гарантированы от беспочвенных арестов, разного рода контрибуций, конфискаций, поборов, порой расстрелов. Оказались разорваны веками сложившиеся торговые и соседские связи, подорваны жизненные устои, в одном государстве перемешаны народы и народности. Например, в Ираке, который был создан из трех частей, стали совместно, но не дружно проживать арабы-сунниты и шииты, курды, туркманы, айсоры, армяне, евреи, персы. То же самое происходило и во французской мандатной зоне, где Париж, ссылаясь на давние связи с маронитской общиной, предоставил ей наибольшие привилегии. Вполне естественно, что это еще больше накаляло обстановку между проживавшими там народами, различными этническими и религиозными общинами. Особенно пострадали бедуины, которые до этого свободно, без всяких границ, кочевали по громадной территории, благо все это была единая Османская империя. Например, зимой они кочевали на Аравийском полуострове, а с наступлением весны уходили на север - в Сирию, Ирак, Кувейт. Но сейчас были образованы границы и нередко полиция и таможенники не пропускали бедуинов по веками ими проторенными путями. Оказалось, что колодцы одного племени теперь находились на территории нескольких государств. Нередко происходили стычки и даже войны, когда какое-либо большое племя перекочевывало на север. Вполне естественно, что эти границы проводились произвольно английскими офицерами, которые мало что понимали в повседневной жизни арабов и тем более бедуинов. Такое положение вещей сохранялось до тех пор, пока европейские колонизаторы под напором национально-освободительных движений не были вынуждены уйти из района Ближнего Востока. Однако искусственно созданные им государства и что еще более важно государственные границы продолжали существовать, внося немало трудностей для проживающих там арабов. Правда, на какое-то непродолжительное время государства объединялись в одно формирование. Например, Египет объединился с Сирией (1958-1961 г.г.), создав Объединенную Арабскую Республику. В 1958 году была создана Ирако-Иорданская Арабская Федерация, но революция в Ираке того же года похоронила это начинание. Регулярно иракские правительства заявляли о своих претензиях на Кувейт, что вносило значительные трения как на государственном уровне, так и между простыми арабами и бедуинами. Не было ни одного года, чтобы курдское население Ирака, Сирии, Ирана, Турции не поднимало восстание в надежде отстоять свои законные права на создание собственного независимого государства. «Самые произвольные и неестественные границы в мире — в Африке и на Ближнем Востоке,- отмечает один из апологетов американского переформатирования ББВ, автор известной карты нового Ближнего Востока подполковник Ральф Петерсон.- Прочерченные своекорыстными европейцами (у которых было достаточно головных болей при установлении собственных пограничных линий), границы в Африке продолжают служить причиной смерти миллионов местных жителей. Однако несправедливые пограничные линии Ближнего Востока, заимствованные у Черчилля, — порождают проблему такого масштаба, которую невозможно урегулировать на местном уровне. Притом, что на Ближнем Востоке проблем намного больше, чем просто несправедливых границ — начиная с культурной стагнации, заканчивая позорным неравенством и убийственным религиозным экстремизмом, — самое главное табу в стремлении понять полный провал этого региона — не ислам, а "отвратительные-но-неприкосновенные" международные границы, к которым с благоговением относятся дипломаты и политики». Американские консерваторы, которые подхватили колонизаторскую эстафету из ослабевших рук Великобритании и Франции, весьма решительно и настойчиво взялись за дело. Принцип был такой: если европейские державы в свое время переделывали весь мир, то почему ныне самой мощной державе в мире нельзя это сделать. Если на Ближнем Востоке были созданы государства, история которых не превышает хотя бы одно столетие, то ведь можно вновь переформатировать ближневосточную карту в своих собственных интересах, но под демагогическими лозунгами «демократии», «прав человека», «либерализации общественной жизни», «открытости общества». При этом особое внимание Вашингтона, и, кстати, сами американцы это не скрывают, привлекает тот факт, что Ближний Восток – это мировая кладезь минеральных богатств, прежде всего нефти и газа. Следует сказать, что за подобный проект американцы взялись основательно, выдвинув вначале историков и идеологов, которые снабдили политиков многочисленными доводами в пользу переделки карты региона. В этой связи, прежде всего, следует упомянуть знаменитую теорию С. Хантингтона, изложенную в его работе "Столкновение цивилизаций". Не зря уже с самого ее появления данная теория играет роль не столько "стороннего наблюдателя", сколько является теоретическим основанием программы действий. Американский учёный, вводя понятие "стержневого государства", отмечает: "Мир, где стержневые страны играют доминирующую роль, — это мир сфер влияния каждой из них". Естественно, что, находясь под влиянием выдвинутой теории, стратеги внешней политики США действуют так или иначе в русле указанной теории, пытаясь самим определить «стержневые государства» из числа союзных. На Ближнем Востоке у С. Хантингтона в качестве такого «стержневого государства» исламской цивилизации выступает Турция, в прошлом Османская империя. Однако можно заметить, что со времен Османской империи прошли века, и нынешняя Турция, однако, не имеет сильного политического влияния в арабских странах Ближнего Востока. Такое влияние имеет другой союзник США в регионе — Саудовская Аравия, нефтяная страна и колыбель ислама. Вашингтон, судя по его ближневосточной политике, как бы выдал ярлык саудовскому королю на управление арабскими странами региона. Можно вспомнить, что данный статус закрепился, начиная с выступления в 2001 году в Бейруте тогда ещё наследного принца Абдаллы Абдель Азиза с мирной инициативой разрешения арабо-израильского конфликта. Однако, судя по той активности, какую в последнее время развили турецкие руководители хотя бы в отношении Сирии и Ирана, не приходиться сомневаться, что до сих пор сняться лавры Османской империи. Можно сказать, что концепция проекта ББВ, судя по официальным американским документам, возникла сразу после ввода СССР в Афганистан в декабре 1979 года ограниченного контингента советских войск, последовавшего за Апрельской революцией в Афганистане в апреле 1978 года и антишахской исламской революцией в Иране в феврале 1979 года. В ситуации выхода российских военных на границы Ирана и Пакистана и неожиданно канувшего в небытие ключевого партнера США – шахского режима в ключевой зоне своего импорта нефти Вашингтон приступил к структуризации жизненно необходимой для него территории Персидского залива. Именно тогда родилась официальная «Доктрина Картера»: США следует рассматривать любую угрозу нарушить их снабжение нефтью из Персидского залива со стороны СССР как casus belli – повод к войне. Тогда же Дж. Картер под обеспечение своей доктрины инициировал создание Сил быстрого реагирования (Rapid Deployment Joint Task Force), из которых к концу 1980-х гг. выросло Центральное командование Вооруженных сил США. Затем, с начала 1990-х гг., с появлением данных о значительных запасах нефти Каспия и Северной Африки и после операции «Буря в пустыне», эти два региона были «добавлены» к Персидскому заливу, и окончательно сформировался новый географический фактор ББВ. Затем эстафету проекта принял Дж. Буш-младший, которого события в регионе заставили активно проталкивать этот план и предпринимать практические действия по его воплощению в жизнь. Марк Вебер, директор Института исторического анализа, который вот уже на протяжении многих лет весьма пристально изучает политику США на Ближнем Востоке и ее зигзаги, пишет: " Проект Большого Ближнего Востока является частью амбициозных усилий американского президента Джордж Буша и его администрации по дальнейшему продвижению интересов США и Израиля в регионе. Считается, что если будет осуществлена эта программа и правительства стран региона будут более "демократические", "открытые" и "свободные", то их население будет с большей готовностью принимать американскую и израильскую политику». И далее М.Вебер легко опровергает заблуждения Вашингтона: «Эта инициатива основывается на двух ложных предположениях. Первое, что широко распространенное недоверие и враждебность по отношению к США основано на невежестве, предрассудках и непонимании. На самом деле, антиамериканские настроения вполне понятны и являются следствием, реакцией на разрушительную и бесчеловечную политику США на Ближнем Востоке, которая в течение последних пятидесяти лет была подчинена израильским и сионистским интересам. Не только на Ближнем Востоке, но и по всему миру недоверие к США растет потому, что американская политика, особенно на Ближнем Востоке, все чаще конфликтуют с интересами других стран. Второй ложной предпосылкой о проекте ББВ является то, что "свободные", "демократические" и "открытые" общества будут автоматически более дружественным к США и больше склоняться к пониманию американской политики. Опыт последних лет показывает, что, скорей всего, верно обратное. В странах, где у власти стоят не диктаторские режимы, а выбранные в результате голосования, популярна антиамериканская политика. Это касается не только Ближнего Востока, но и Европы, Азии и Латинской Америки». Вот ларчик, как говориться, и легко открывается. Вашингтонские ястребы заинтересованы в переформатировании Ближнего Востока, чтобы более легко проводить свою собственную политику, которая идет в разрез с коренными интересами проживающих там народов. Вполне понятно, что одной из главных составляющих является экономические интересы и, прежде всего бесперебойная доставка нефти и газа по приемлемой для американцев цене. Если уж говорить о конкретных результатах, то следует обратить внимание на заявление бывшего государственного секретаря Кондолизы Райс в 2006 году, в котором она как бы подвела окончательную черту под понятием ББВ. Тогда же появилась знаменитая карта подполковника Ральфа Петерсона, на которой в графике были изображены мечты, и, если хотите, конкретные планы Вашингтона. Внимательный анализ данной карты приводит к весьма любопытным выводам, связанных с новым переделом региона. Некогда «смонтированный» из трех частей Ирак, вновь распадается на три государства, но уже в новой конфигурации. На юге создается мощное и большое Арабское шиитское государство (АИГ), площадь которого доходит до Багдада. Двумя клешнями, как рак, это государство охватывает с севера и юга побережье Персидского залива, на котором проживает шиитское население. Но дело в том, что на саудовском, как и на иранском побережье находится большинство нефтяных месторождений. Если к этому добавить мощные залежи «черного золота» на нынешнем иракском юге, то в этом случае АИГ, видимо, по запасам, по добыче нефти и газа будет стоять на первом месте в мире. Другой вопрос – как в дальнейшем сложатся отношения нового государства с Вашингтоном и как будет реагировать Иран? Но, видимо, это вопрос для американцев легко решается, поскольку все время раздаются угрозы в адрес Тегерана со стороны США и Израиля, да и сам Иран в дальнейшем, по планам американцев будет расчленен. Вполне понятно, что если будет создано АИГ, то его правительства будут благодарны Вашингтону за такую редкую возможность, и, кроме того, оборону этой богатой страны возьмет Пентагон. Средняя часть нынешней иракской территории от Багдада на запад будет отдана государству Суннитский Ирак, который к тому же заберет часть сирийской территории. В этом государстве будут проживать арабы-сунниты, которые уже потеряли бразды правления в Ираке и, следовательно, огромные нефтяные доходы. Ни нефти, ни других полезных ископаемых здесь нет, и суннитам, видимо, предназначена роль перевалочного торгового пункта между Персидским заливом и Средиземным морем. Возможно, что Багдад станет новым банковским центром, если сунниты окажутся весьма искусными в торговых сделках. Однако на это нужно длительное время и первоначально Суннитский Ирак будет влачить жалкое существование, а его жители вспоминать былые времена, когда они от имени турков, а потом от имени БААС весьма успешно управляли всем Ираком. На севере из четырех частей – иракской, сирийской, турецкой, иранской - создается государство Свободный Курдистан, чего в течение многих веков добивались курды. Поражение Османской империи в Первой мировой войне, казалось, открыло перед курдами новые перспективы. На Версальской конференции курдов представлял генерал Шериф-паша, пытавшийся добиться создания независимого курдского государства. Согласно Севрскому мирному договору 1920 г., предполагалось немедленное провозглашение Курдистана автономным с последующим (в течение года) предоставлением ему независимости, если курды выразят такое желание. Но курды сразу же подняли восстание и в результате в 1923 г. был заключен Лозаннский мирный договор, в котором, по настоянию Великобритании, о курдах вообще не упоминалось. Кстати, этот договор определил современные границы между Ираком, Сирией и Турцией, разрезавшие бывший Османский Курдистан. Как известно, ныне курдское государственное образование существует только на территории Иракского Курдистана. Кроме того, в 1920-е годы на территории Турецкого Курдистана три года существовала самопровозглашённая Араратская Республика, а в 1946 году на территории Иранского Курдистана на краткое время была провозглашена Мехабадская республика. Следует сказать, что среди курдов очень популярна идея создания «Большого Курдистана», то есть независимого государства на всей территории этнического Курдистана, а в качестве первого этапа — придания остальным частям Курдистана того же статуса, который ныне имеет пользующийся широкой автономией Иракский Курдистан. По всем параметрам это будет новая мощная и богатая страна с населением, превышающим 30 миллионов человек. К созданию такого государства есть все необходимые предпосылки – одна богатая нефтью и другими полезными ископаемыми территория, один продолжавший в течение многих веков сражаться за свою свободу народ, один объединяющий всех язык (в котором, добавим, много диалектов). Вполне понятно, что против создания курдского государства, не говоря уже об Ираке, весьма негативно настроены Турция и Иран, часть территорий которых войдет в состав нового образования. Но не следует забывать, что Турция является членом НАТО, а, следовательно, на нее можно просто «прикрикнуть». А Иран, как известно, все время находится под американо-израильским Дамокловом мечом. Сирия значительно «ужмется» в своих новых границах и, следовательно, не будет играть, как ныне, такой главенствующей роли в арабо-израильском конфликте и в политике соседнего Ливана. Не удивительно, что почему-то именно сейчас в Сирии происходят деструктивные процессы, которые, как показывает практика и анализ карты подполковника Р.Петерса, направлены на ослабление цементирующей роли Дамаска. Не следует забывать, что от сирийской территории будут оторваны два приличных куска в пользу Свободного Курдистана и Суннитского Ирака, и поэтому в интересах Вашингтона и Израиля как можно больше ослабить влияние Дамаска на соседей. Кроме того, резко ослабленная Сирия уже не будет надежным партнером и тылом Ирана. Все что остается в будущем для сирийских жителей – это сельское хозяйство, рыболовство и торговля, учитывая, что страна является конечным пунктом от Персидского залива до Средиземного моря. Интересное мнение по поводу Сирии высказал экс-генеральный директор Министерства промышленности и торговли Турции, автор книги «Затопленные Западом», политолог Бюлент Эсиноглы (Bülent Esinoğlu). «В основе намерений США лежит раскол Сирии на три части. Но как показывают наблюдения происходящих процессов, Сирия будет сопротивляться этому, - отмечает Б.Эсиноглы, - Есть желание немного продлить подготовительный процесс. Если протестующие силы в Сирии еще немного укрепятся, то произойдет вторжение посредством НАТО. Пока еще внутренняя ситуация в Сирии не готова. В США заявляют, что пока еще не известна позиция России в этом вопросе. Но прекрасно знают, в чем заключается позиция Москвы в отношении Сирии. Еще все немного смутно. США пока сделали шаг назад. 6 тыс. сирийских беженцев из 20 тыс. вернулись обратно. Вроде пока президент Асад остудил внутренние волнения». Вот почему Вашингтон, не считаясь с мнением других государств, проводит оголтелую политику против режима Башара Асада, пытаясь покончить с цементирующей ролью Дамаска. Вполне понятно, что переформатированию ни в коем случае не подвергнется Израиль, который в окружении «карликов» - Сирии, Ливана, Палестины - будет себя прекрасно чувствовать и продолжать прежнюю политику в своих и американских интересах. В новой ситуации Тель-Авив вновь, как любят говорить в США, будет западным форпостом на Ближнем Востоке. Однако, Вашингтон, чтобы задобрить арабов, все-таки заставит израильтян вернуться к границам 1967 года. Кстати, эти разговоры и давление, хотя и не такое резкое, уже со стороны администрации Б.Обамы началось. Надолго ли? Все же и в этом случае Израиль выиграет, поскольку согласно известной резолюции ООН № 181, принятой 29 ноября1947 года, новому еврейскому государству отводилось лишь всего 56,47% от общей территории британского мандата. Интересная метаморфоза произойдет с Иорданией, которая примерно вдвое увеличить свои земли за счет саудовского побережья Красного моря. Как известно, этот эмират был создан в 1921 году лишь с одной целью – предоставить второму сыну шерифа Мекки Абдалле ибн Хусейну королевский престол. Территория была выделена из земель Палестины и Хиджаза, в основном это были пустынные земли, по которой кочевали только бедуины. Видимо, сейчас Вашингтон решил показать, что он более благодарен Хашимитской династии за ее поддержку, чем в свое время Лондон, который позволил Ибн Сауду изгнать Хашимитов из Хиджаза, а их владения присоединить к своим. Как известно, ныне только один потомок шерифа Мекки король Абдалла II сохранил свой престол в Иордании. Дальше по побережью Красного моря, согласно вашингтонским планам, будет создано Исламское святое государство, куда будут входить священные города Мекка и Медина. В этих планах нет ничего нового, поскольку несколько столетий здесь находился Хиджаз, а его правители считались шерифами Мекки. Ранее сотни тысяч, а сейчас миллионы паломников стекаются в священные города, принося огромные прибыли тем, кто стоит у руля власти. Ранее это были правители Хиджаза, затем представители Саудовской династии, в будущем, возможно, кто-то из представителей династии Хашимитов вновь вернется, чтобы стать правителем Исламского святого государства. Во всяком случае, исходя из планов американцев, они не собираются в дальнейшем вмешиваться в планы этого государства, поскольку основой его станет религия – ислам и доход от многочисленных паломников, которых будут обслуживать жители священных городов. В крайнем случае, за этим государством «присмотрит» его ближайший сосед – Египет, благо Красное море весьма не широкое и не глубокое, и с египетского побережья можно довольно быстро перебросить, если понадобиться, воинские части. Не с этим ли связаны последние изменения в Египте, когда на смену престарелому Х.Мубараку пришли молодые, энергичные и «повязанные» Вашингтоном военные лидеры? Самое большое и богатое государство ныне на Аравийском полуострове – Королевство Саудовская Аравия – превратится, по замыслам вашингтонских стратегов, в Саудовские внутренние независимые территории, которые резко потеряют свои площади. На побережье Красного моря будет вести узкий коридор, поскольку основную часть займет Иордания, Исламское святое государство и увеличенный здесь в своей территории Йемен. Кстати, йеменцам прибавили территорию за счет саудовской и на севере. Но здесь, видимо и вашингтонские стратеги, и подполковник просто не знают, что между Саудовской Аравией и Йеменом существует огромная пустыня под названием Руб эль-Хали, дословно «пустая четверть», и поэтому границу по ней можно проводить где угодно, одновременно перемещая ее до 200 километров в любую сторону и все равно Вы окажетесь правы. Пустыня – одна из самых больших в мире, где нередко жара достигает до 70 градусов под солнцем, поскольку тени здесь просто нет, и ни один бедуин не рискует пересекать эти «дьявольские», по выражению самих арабов, пески. Побережье Персидского залива, где находятся огромные залежи «черного золота», как уже указывалось, будет отдано Арабского шиитскому государству. Другую часть побережья занимают Кувейт, Катар, ОАЭ, Бахрейн и Султанат Оман, которые сохраняют свои нынешние территории и форму правления в виде короля, эмиров, шейхов и султана. Возникает вопрос – почему же вдруг американские стратеги решили «покончить» с этим королевством, отдав предпочтение другим государствам-соседям? Нет ли здесь какой-либо ошибки? Ведь, по крайней мере, до сегодняшнего дня, королевство рассматривается, как основной союзник Вашингтона в регионе, своего рода американская бензоколонка, которая без устали снабжает «черным золотом» США. Саудовский король беспрекословно выполняет все пожелания своих заокеанских «друзей», в частности регулярно увеличивая добычу нефти, чтобы сбить на нее мировую цену и тем самым снизить доходы нефтедобывающих стран. Неоднократно это делалось и всегда вызывало недовольство других партнеров по нефтяной добыче, которые постоянно обвиняют Эр-Рияд в закулисных сделках с американцами. Все свои нефтяные богатства саудовцы держать в американских банках, что дает лишний козырь держать за горло своих арабских друзей. Правда, иногда возникают накладки, которые, однако, не омрачали американо-саудовской дружбы. Во время печальных для американцев событий 9\11 большинство террористов было саудовцами, которых почему-то ЦРУ заранее привезло в США. Да и сам знаменитый Усама бен Ладан является саудовцем, а династия Ладенов весьма уважаемая и богатая в королевстве. Саудовские принцы неоднократно были замечены в переводе значительных сумм денег ряду террористических организаций, например, таких как Аль-Каида, а в мечетях нередко читаются проповеди, в которых резко осуждается американский образ жизни, их внутренняя и внешняя политика. Но в данном случае, судя по анализам столпов американской внешней политики, таких как Г.Киссинджер, З.Бжезиньский, бывших госсекретарей и других специалистов по Ближнему Востоку, Саудовская Аравия больше не рассматривается как государство, которое сможет сцементировать арабский мир и повести его за собой в нужном для Вашингтоне русле. Видимо, больше внимания и усилий ныне вашингтонские стратеги уделяют Египту, который они собираются сделать, как это было в прошлом, лидером Арабского мира. Не в этом ли следует искать причины нынешних «революционных» событий в Египте? В самой Саудовской Аравии, кроме того, учитывается и исторические факторы этого государства, которое было создано менее столетия тому назад в результате завоевательных походов Ибн Сауда. Считается, что сейчас королевство может, как и в прошлом, развалиться на несколько частей, с которыми США буде проще не только договариваться, но и просто контролировать. Вопрос о нефти, как бы само собой уже решен, поскольку ее будет поставлять Арабское шиитское государство, и видимо по той цене, по какой удобно американским компаниям. Взамен Вашингтон будет накачивать Басру современными видами вооружений, которые будут оплачиваться нефтяными деньгами. Другими словами, арабская нефть будет поставляться Вашингтону почти бесплатно. Видимо, учитывается и возрастной состав нынешних руководителей Эр-Рияда, которым далеко за 80 лет и которых «подпирают» алчные до власти и денег многочисленные принцы крови, многим из которых, кстати, уже 60 и более лет. А им на смену готовиться новое поколение принцев, которые прошли обучение в закрытых школах и лучших университетах США и Великобритании и с которыми весьма плотно поработали спецслужбы вышеназванных стран. Это новое поколение будущих правителей прекрасно говорит по-английски с американским акцентом, впитало в себя так называемый западный образ жизни и тяготиться теми многочисленными ограничениями, которые накладывают на них не только исламские традиции, но и государственная политика, правитель которой является помимо всего прочего «Хранителем двух священных мечетей». В новом государстве со столицей Эр-Рияд, которое будет отделено от другого со священными городами Мекка и Медина, таких строгих ограничений не будет, что весьма привлекательно для нового саудовского поколения. Так что видимо при реализации саудовского плана особых хлопот у Вашингтона не будет, по крайней мере, так считают американские стратеги. Йемен, судя по всему, особому переформатированию не будет подвергаться, за исключением, пожалуй, двух позиций. Первая, Йемену отдадут часть бывшего саудовского побережья Красного моря. Вторая, принимая во внимание опыт англичан, Аден будет выделен в основной порт, может быть порт-франко, который будет обслуживать перевозки на морском пути из Индии и Юго-Восточной Азии в Африку и Европу. Американские военные, вспоминая печальный сомалийский опыт, не испытывают большего желания наводить порядок в этой стране, и поэтому изменения, как показывают нынешние события, коснуться приведению к власти в Сане более лояльного к Вашингтону йеменского режима. А сейчас американцы стараются оказывать давление на пока еще остающийся режим А.Салеха, посылая в йеменское небо беспилотные самолеты, наносящие удары, как сообщает американская пресса, по лагерям Аль - Каиды. Эмираты, находящиеся на побережье Персидского (Арабского) залива – Кувейт, Бахрейн, Катар, ОАЭ, Султанат Оман – никакой реорганизации подвергаться не будут. Правящие режимы в этих карликовых государствах плавно идут в фарватере американской политики, и менять курс не собираются. Пока это богатые страны жируют на своих нефтяных богатствах, которые позволяют местному населению наслаждаться всеми прелестями богатой жизни. Но так будет не всегда. По прогнозам специалистов, «черного золота» в недрах эмиратов осталось не так уж много, и тогда их ожидает коренное изменение укоренившегося образа богатой жизни. Кстати, на Бахрейне, где запасы нефти уже исчерпались, почему-то возникли серьезные волнения, которые удалось затушить только с помощью воинских подразделений Саудовской Аравии и ОАЭ. Но когда нефть закончится в других эмиратах, им уже будет не до соседей. Сразу же исчезнет огромное количество гастарбайтеров, которые во всех этих странах значительно превышает коренное население и которые за мизерную зарплату денно и нощно трудятся в городах и весях, обеспечивая бесперебойное их функционирование. Местное население, давно отвыкшее от каждодневного труда, будет не в состоянии самостоятельно поддерживать зеленые насаждения и города в соответствующем состоянии. Отсутствие зеленых насаждений позволит пустыни быстро поглотить города, откуда население, как в прошлом, уйдет в пустыню. Останутся лишь небольшие рыбацкие поселки на побережье да весьма редкие оазисы в обширной пустыне. История повториться вновь, и арабское население этого региона уйдет туда, откуда они пришли – в пустыню. Следует сказать, что нынешние американские стратеги пошли дальше своих английских учеников по реформированию ББВ и занялись переформатированием будущего Афганистана, Ирана, Пакистана и Турции. Возможно, Лондону в свое время было проще, поскольку Британская Индия включала в себя собственно нынешние Индию, Пакистан и Бангладеш. Турция, некогда бывшая Османской империей, земли которой простирались от Атлантического до Индийского океана, сейчас превратиться в заурядное азиатское государство, южная часть которого будет отдана курдам. Считается, что с Турцией – членом НАТО не будет особенно много хлопот, поскольку Анкара спит и видит себя еще и членом Европейского Союза. Европейскую «морковку» всегда можно держать перед турками и обещать им членство только в случае их полного одобрения и следования в фарватере американской политики. Афганистан, конечно, вызывает много споров и предположений относительно своего будущего. Как известно, ни одной империи мира не удалось полностью завоевать и покорить народ и племена этой страны. Если брать недавнюю историю, то сначала там потерпела поражение Великобритания, одна из наиболее мощных и что самое главное опытных и коварных империй. Затем Советский Союз не сумел перестроить афганское общество на социалистический лад и модернизировать афганское государство на современных началах. Другими словами, Афганистан, несмотря на все прилагаемые советские усилия, остался страной племен и племенных отношений при относительно слабом центре власти в Кабуле. Затем пришла очередь Американской империи, которая с самого начала потерпела фиаско, несмотря на свою самую современную военную технику и навязанную американцами идеологию демократизации и открытости афганского общества. Вполне естественно, что согласно проекту ББВ, эта страна будет разделена на две части, причем юг войдет в новое государство Независимый Белуджистан. Следует указать, что в Афганистане численность белуджей оценивается примерно в 300 тыс. человек. Белуджи компактно проживают в основном в провинциях Нимруз и Гильменд на юго-западе страны, несколько тысячей проживают и в других афганских провинциях. Белуджи в Афганистане проявляют активность, как правило, в рамках общих афганских, прежде всего – пуштунских, движений, в общественно-политических процессах этнически не обособляясь. Вашингтонские стратеги созданию Независимого Белуджистана уделяют огромное значение, считая, что это новое государство значительно ослабит Афганистан, Иран, Пакистан и в дальнейшем, естественно с помощью Вашингтона, будет своего рода противовесом этих стран. Вот почему в состав этого государства собираются включить территории Ирана и Пакистана. Как известно, в иранской провинции Систан и Белуджистан компактно проживают около одного миллиона белуджей. Иранское правительство контролирует территорию их расселения и не допускает возникновения нежелательных явлений и в стране отсутствует тенденция к искусственной унификации этнодемографической картины. «Белуджского вопроса» как такового в Иране не существует, несмотря на активную работу антииранских сил по дестабилизации ситуации в районах, населенных белуджами. Основную работу в этом направлении ведут исламские организации «Моджахеддин-е Халк» и «Федаян-е Халк». Позиционировавшие себя когда-то как партии левого толка («Федаян-е Халк» – даже как марксистская), сегодня обе организации по версии Вашингтона относятся к экстремистским и террористическим, но тем не менее, обе активно контактируют с ЦРУ и Моссад. Идеи национализма и тенденции сепаратизма более развиты в Восточном Белуджистане (Пакистан), где проживают около 4 миллионов белуджей. Белуджские общественно-политические организации за рубежом основаны главным образом выходцами из Пакистана, и именно они пытаются провоцировать этнические настроения в иранском Белуджистане. Этническое самосознание восточных белуджей находится на довольно высоком уровне. Идея создания «Великого Белуджистана» занимает центральное место в планах белуджских националистов. Карта «Великого Белуджистана» охватывает огромные территории, далеко выходя за пределы белуджоязычных районов. Западная его граница достигает центральной части Ирана, на востоке поглощает Пакистан. Восточная граница, поднимаясь вверх, включает юго-западную часть Афганистана и на севере достигает Марыйской области Туркмении. После создания государства Пакистан в 1947 г. белуджские лидеры попытались провозгласить независимость, однако их территории удалось включить в состав Пакистана. В 1952-1955 гг. в качестве формальной административной единицы был создан Союз белуджских провинций, позже преобразованный в провинцию Белуджистан. Тем не менее, выступления на этнической почве, в том числе вооруженные восстания, там продолжаются до сегодняшнего дня. После создания Независимого Белуджистана американцы планируют установить тесные отношения с ним, и на первых порах предоставить материальную и военную помощь. Вполне естественно, что будет оказана и дипломатическая поддержка при вступлении этого государства в члены ООН. По крайней мере, именно так пишут американские специалисты и стратеги о развитии событий в этом регионе. Правда уже появилась и критика части этого плана. Английская газета The Guardian, видимо, уязвленная тем, что в свое время британцам не удалось осуществить этот проект, писала: «Создание белуджского государства на первый взгляд представляется нереальным, ибо не отвечает национальным интересам ни одной из стран региона. Создать независимый Белуджистан можно только объединив все белуджоязычные территории; это значит, что Иран потеряет не просто провинцию, но и влияние в Персидском заливе, а Пакистан лишится почти половины своей территории. Белуджистан будет контролировать также Ормузский пролив, а если добавить к этому наличие десятков тысяч белуджей в странах Персидского залива, то очевидно, что изменится весь геополитический баланс на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и на Кавказе». Кстати от Ирана уйдет и значительная часть северных территорий – одна будет отдана курдам, другая – Азербайджану, территория которого в этом случае увеличиться чуть ли не вдвое. Видимо, этот подарок объясняется значительными нефтяными богатствами Азербайджана, в которых весьма заинтересован Вашингтон. Кроме того, американцы рассчитывают на ответную благодарность, что подразумевает собой установление более близких и дружеских отношений между Баку и Вашингтоном. В данном случае учитывается и стремление Азербайджана вернуть Нагорный Карабах, в чем, как явственно намекают американские СМИ, Вашингтон может помочь Баку, в том числе и поставками современного вооружения. Помимо проблем с созданием Независимого Белуджистана американские стратеги хотели бы активно поиграть на проблемах пуштунов, предложив им создать свое независимое государство - Пуштунистан. Как известно, Пуштунистан был политически разделён в 1893 году между Афганистаном и Британской Индией по линии Дюрана, условной и почти не демаркированной границе. С конца 1940-х годов, после распада Британской Индии и создания Пакистана, пуштунские националисты предложили концепцию создания независимого государства Пуштунистан. Следует указать, что Британская демаркация границы была произведена с целью раздела пуштунских территорий вдоль границы Афганистана и Пакистана. Общий эффект от искусственно созданной границы привёл к накаливанию ситуации и к негативному отношению со стороны пуштунских племен к своим соседям. Данная политика Британии (разделяй и властвуй), привела к усилению антиколониальных настроений в районах проживания пуштунских племён и они, в результате, стали стремиться к независимости и свободе от британского правления. Однако позиция Афганистана, по включению пуштунских территорий в свой состав, категорически отвергается Пакистаном. В 2009 году в Пакистане проживало 27 миллионов пуштунов. Кроме того, на северо-западе страны проживает около 1.700.000, преимущественно, пуштунских беженцев из Афганистана. Более чем 12 миллионов пуштунов проживает в Афганистане по состоянию на 2010 год. В Карачи проживает больше пуштунского населения, чем в самом Кабуле. Стремление Вашингтона обратиться к планам создания независимого государства для пуштунов, как представляется, направлено на то, чтобы постоянно поддерживать очаг напряженности между Афганистаном и Пакистаном, а США были бы своего рода арбитром. Американские планы по созданию Белуджистана и Пуштунистана, которые даже на первый взгляд являются мало выполнимыми, в то же время являются вполне очевидным разжиганием вражды между теми народностями, которые проживают в этих двух странах. Однако, возникшая по вине американцев политическая нестабильность в этих странах хорошо вписывается в проповедуемую Вашингтоном теорию управляемого хаоса. Вашингтон, как показывает наша повседневная действительность, активно на практике приступил и к созданию управляемого им хаоса в международных делах, и по переформатированию ББВ. Достаточно вспомнить, что американские войска оккупировали Афганистан, Ирак, постоянно ведут боевые действия на пакистанской территории, регулярно направляют беспилотники на территорию Йемена, которые якобы обстреливают только каких-то террористов. В зоне Персидского залива нет страны, где бы США не имели или не имеют своих военных баз, что вполне понятно вносит элемент нестабильности в государства этого региона. И в то же время постоянное здесь присутствие американских вооруженных сил позволяет им контролировать обстановку и проводить в жизнь свои планы по реорганизации ББВ. Недавние события в Тунисе, Египте, Бахрейне, нынешняя действительность в Сирии лишний раз указывает на то, что Соединенные Штаты, столкнувшись с длительным экономическим кризисом, который угрожает самому существованию этого государства, начинает решать свои проблемы на полях других стран. Вполне понятно, что если в других странах положение будет еще хуже, чем в США, то в какой-то мере это поможет американцам не выплачивать свои колоссальные долги и по-прежнему жить за счет других. Такова логика жизни. Такова простая, но ясная логика нынешних правителей Вашингтона, в соответствии с которой ныне приходится жить не только народам ББВ, но и всему миру.

Последние статьи

АНГЛИЙСКИМ ШКОЛЬНИКАМ ЗАДАЛИ РАССКАЗАТЬ РОДИТЕЛЯМ О ПЕРЕХОДЕ В ИСЛАМ 11.11.2017 АНГЛИЙСКИМ ШКОЛЬНИКАМ ЗАДАЛИ РАССКАЗАТЬ РОДИТЕЛЯМ О ПЕРЕХОДЕ В ИСЛАМ

От Джобса до Маска: Чем 25 успешных людей занимались в 25 лет 11.11.2017 От Джобса до Маска: Чем 25 успешных людей занимались в 25 лет

Арестовали Тельмана Исмаилова 11.11.2017 Арестовали Тельмана Исмаилова

ЦЕНЫ НА КВАРТИРЫ В МОСКВЕ СНИЖАЮТСЯ 01.11.2017 ЦЕНЫ НА КВАРТИРЫ В МОСКВЕ СНИЖАЮТСЯ

СОВЕТЫ ОФИЦЕРА ГРУ РОССИИ ПО ВЫЖИВАНИЮ В ВОЙНЕ 29.10.2017 СОВЕТЫ ОФИЦЕРА ГРУ РОССИИ ПО ВЫЖИВАНИЮ В ВОЙНЕ

ПЕРВЫЙ «МУСБАТ»  Советский мусульманский батальон в Афганистане 29.10.2017 ПЕРВЫЙ «МУСБАТ» Советский мусульманский батальон в Афганистане

«НАСТУПАЮТ ВЕЛИКИЕ ПЕРЕМЕНЫ, КОТОРЫЕ СКАЖУТСЯ НА ВСЕМ МУСУЛЬМАНСКОМ МИРЕ» 26.10.2017 «НАСТУПАЮТ ВЕЛИКИЕ ПЕРЕМЕНЫ, КОТОРЫЕ СКАЖУТСЯ НА ВСЕМ МУСУЛЬМАНСКОМ МИРЕ»

МОСКВА ЗАЯВЛЯЕТ ПРАВА НА ВЕСЬ БЛИЖНИЙ ВОСТОК 26.10.2017 МОСКВА ЗАЯВЛЯЕТ ПРАВА НА ВЕСЬ БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Войны на автопилоте США ведут их уже шестнадцать лет 26.10.2017 Войны на автопилоте США ведут их уже шестнадцать лет

ОБ ИСЛАМЕ И НОРМАТИВНОСТИ КОРАНА 25.10.2017 ОБ ИСЛАМЕ И НОРМАТИВНОСТИ КОРАНА

Автор: Александр Игнатенко, доктор философских наук, главный эксперт НИИ социальных систем МГУ им. М. В. Ломоносова, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации. Профессиональ ный исламовед. Автор нескольких сотен пуб ликаций по исламу, вт . ч. книг: «Ибн-Халь- дун» (1980); «Халифы без халифата. Ислам ские неправительственные религиозно политические организации на Ближнем Востоке. История, идеология, деятельность» (1988); «Ислам на пороге XXI века» (1989, в соавторстве); «В поисках счастья. Общественно - политические воззрения арабо-исламских философов Средневековья» (1989); «Как жить и властвовать. Секреты успеха, добытые в старинных арабских назиданиях правителям» (1994); «Зеркало ислама» (готовится к публикации «Новым издательством»)

 

Понять происходящее с исламом сегодня можно, если отталкиваться от того, что ислам в своих основах — религия Божественного Откровения. Абсолютно достоверного, но обильно дополненного человеческими измышлениями, которые абсолютно достоверными не могут быть по определению, ибо суть человеческие.

КОРАН — РЕЧЬ АЛЛАХА!

Мусульмане верят, что их религия (обрядовые и юридические установления, назидательные рассказы и притчи) была ниспослана от Всемогущего Бога — Аллаха — человеку по имени Мухаммад Ибн-Абдаллах, который был избран Аллахом (почетное имя пророка Мухаммада — Мустафа, т. е. Избранный), чтобы быть пророком истинного единобожия. Получив Откровение (аль-Вахй в терминологии исламского вероучения[1]) от Аллаха (ангел Джибриль передавал пророку аяты — «знамения Аллаха»), Мухаммад их озвучивал, и они запоминались людьми — первыми мусульманами, а после смерти пророка были зафиксированы на письме в виде Корана, который рассматривается мусульманами как сакральный Текст — Речь Аллаха[2].

Человеческого времени вполне хватило для того, чтобы людям был в Откровении передан ислам — правильный, завершенный Самим Аллахом. В Коране есть тому недвусмысленное свидетельство. Аллах говорит: «Сегодня Я завершил для вас вашу религию, и закончил для вас Мою милость, и удовлетворился для вас исламом как религией»[3]. Этот аят Корана, в отличие от некоторых других, абсолютно ясен: в конкретный момент времени Аллах передал людям всё, что составляет религию ислама. И сообщил об этом «ясной арабской речью», как сказано в самом Коране[4]. Это очень важный пункт: «ислам как религия» — в законченном, завершенном (и совершенном[5]) виде — содержится в Коране, Богооткровенном Тексте. Также важно отметить: ислам содержится в Тексте, изложенном на арабском языке, на котором говорили аравийцы в VII веке.

Аллах сказал, что после пророка Мухаммада Откровение больше никому не будет ниспосылаться. Мухаммад, как говорится в Коране, — «печать пророков», т. е. последний пророк[6]. После смерти пророка Мухаммада (8 июня 632 года) Откровение прекратилось.

Коран был кодифицирован при халифе Османе (644-656). Итак, Коран был ясен и вполне достаточен для понимания того, что такое «ислам как религия», если воспользоваться кораническим же выражением. Знаменитый средневековый теолог Ибн-Таймийя (1268—1323) говорит о том, что Коран не требовал объяснений или толкований — просто потому, что был абсолютно понятен на протяжении трех «веков» (карн), под которыми понимаются три поколения мусульман — сподвижники пророка Мухаммада, их дети, и их внуки, и, если иметь в виду, что «век» в этом смысле считался арабами равным 40 годам, то в течение 120 лет, т. е. примерно до 750 года, не было никаких более-менее серьезных проблем с пониманием сакрального Богооткровенного Текста (Корана) и, соответственно, с непониманием того, что такое ислам. Не в последнюю очередь это объясняется тем, что первые три поколения мусульман были относительно «компактным образованием» в неразрывном пространственно-временном континууме, члены которого были объединены короткими коммуникативными связями и говорили (а также писали) на одном языке.

ИСЛАМ «ЗАВЕРШЕН», А ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

 

Однако сразу же после смерти пророка Мухаммада (и, соответственно, окончания Откровения) в общине мусульман начались другие проблемы — нерелигиозные. Возник вопрос о наследовании лидерства в общине, ответ на который не был дан в Откровении, т. е. Аллах ничего по этому поводу не сообщил в Своей Речи. По нашему мнению, именно в Коране намечается четкое и даже резкое разделение на «ислам как религию», с одной стороны, и, с другой стороны, на вопросы мирской, земной жизни, — разделение, которое в эпоху Средневековья сложилось в противопоставление «религии» (дин) и «дольней жизни» (дунйя) — вопреки существующему заблуждению, что в исламе не было и нет разделения на «религиозное» и «мирское», «религиозное» и «политическое»[7]. Божественный замысел Аллаха, наверное, можно понимать следующим образом: ислам как религия абсолютно понятен и доступен каждому, говорящему «ясной арабской речью» и изучившему Коран как результат Божественного Откровения, а с проблемами нерелигиозными (бытовыми, политическими, экономическими и т. п.) мусульмане обязаны разбираться сами.

Не сказать, что все проблемы «дольней жизни» решались успешно. Первая из них — наследование Пророку политической власти в общине мусульман — получила только временное разрешение, в форме «халифата», или правления «праведных халифов», при котором власть передавалась, что характерно, с постоянно изменяющимися правилами избрания (т. е. импровизированно), «праведным халифам» (от араб. халифа, т. е. «наследник»), ближайшим сподвижникам Пророка — арабам из аравийского рода курейшитов: Абу-Бакру (тестю пророка Мухаммада), Осману, Омару, Али (зятю пророка Мухаммада).

Нельзя не заметить этнический, во многом племенной и даже «семейный» характер механизма передачи власти в общине, который называется у мусульман-суннитов «выбором» (ихтийяр). (Эта система применяется вплоть до настоящего времени в суннитских монархиях — Саудовской Аравии, Иордании, Марокко и др.) Оппозиция принятой у суннитов системе «халифов», сразу возникшая в VII веке, была в немалой степени антиарабской. Сформировалось своеобразная, если можно так выразиться, «демократическая», оппозиция хариджитов, выступавших за то, чтобы главой мусульманской общины мог стать мусульманин любого происхождения — пусть даже «эфиопский раб с вырванными ноздрями», как говорится в одном из хадисов (о хадисах — ниже), приписываемых пророку Мухаммаду[8]. В «двух Ираках» — Ираке и Персии сформировалась «региональная» оппозиция в форме шиизма, адепты которого верили и верят, что верховная власть в общине после смерти пророка Мухаммада должна была передаваться по Божественному «назначению» (та'йин) конкретно поименованным Аллахом в сакральном Тексте Имамам — предстоятелям, предводителям исламской общины: сначала Али Ибн-Аби-Талибу (он стал только четвертым «праведным халифом» у суннитов), женатому на дочери Пророка Фатиме, затем сыновьям Али и Фатимы — Хасану и Хусейну, потом — их «избранным» потомкам[9].

Одна эта проблема с наследованием власти Пророка в общине мусульман очень рано выявила нормативность сакрального Текста — Корана. Говоря проще, в Коране нет полного набора норм, регулирующих все аспекты социальной, политической, экономической, культурной жизни мусульман. Подсчеты показывают, что из 6 236 аятов («стихов») Корана «готовые» правила общественного поведения (социальные нормы) можно обнаружить не более чем в 300 аятах (менее 5% ), и они не составляют цельной системы.

КОМПЕНСАЦИЯ НОРМАТИВНОЙ ДЕФИЦИТНОСТИ САКРАЛЬНОГО ТЕКСТА

При том, что Коран ясен, жизнь исламской общины, регулирование отношений между нею и окружающим миром, задачи управления захваченными территориями, — требовали компенсации, то есть выработки норм и правил на разные случаи жизни. Нормы и правила осуществлялась по-разному. Так, использовались доисламские, несколько модифицированные, нормы. В самой передаче власти в исламской общине нетрудно увидеть те принципы, которые применялись в условиях аравийского родоплеменного общества, когда власть в союзе племен или на определенной территории принадлежала представителям какого-то рода (в данном случае ими стали курейшиты). В шиизме прослеживается идея передачи власти по наследству мужским потомкам, родившихся от брака дочери Пророка Мухаммада Фатимы с Али (прямых наследников-сыновей у Пророка не было). Большая отдельная тема — нормативные заимствования из персидского (зороастрийского) и византийского (христанского) нормативного наследия, особенно — в политике[10].

Однако приоритетной сферой добавления ясности была религиозная. Она осуществлялась двумя методами: путем экстенсификации, то есть расширения или интерпретации, переосмысления, придания ему новых смыслов.

 

МОЖНО ВЫДЕЛИТЬ СЛЕДУЮЩИЕ ФОРМЫ ЭКСТЕНСИФИКАЦИИ

 

Коранические апокрифы.

Историческим фактом, принимаемым как достоверный и мусульманами, и исламоведами, является то, что в эпоху правления халифа Османа были собраны в одну книгу записанные, запомненные и передававшиеся изустно аяты Корана. Не прошедшие «редакционную коллегию» записи были сожжены.

Здесь, естественно, сразу возникает множество вопросов. Не ошиблись ли составители? Действительно ли были собраны все записи? И не остались ли какие-то записи, не уничтоженные огнем? Шииты, которые ставили в вину Осману и всей «редакционной коллегии» то, что они не включили в текст Корана прямые указания на первого и единственного халифа (наследника пророка Мухаммада), а им должен быть зять пророка Али Ибн-Аби-Талиб, были уверены в существовании «Корана Фатимы» (Мусхаф Фатима) — более полного текста Корана (он якобы существовал у дочери Мухаммада Фатимы, ставшей женой Али). «Коран Фатимы» обнаружен не был и, вероятнее всего, никогда не существовал, хотя у Фатимы и могли быть какие-то записи коранических аятов, которые, по всей видимости, были учтены «редакционной коллегией».

Однако предпринимались (и предпринимаются) попытки «досочинить» Коран — создать апокрифические, псевдокоранические тексты, выдавая их за текст Корана. В эпоху Средневековья было распространено приписываемое второму «праведному халифу» Умару высказывание о том, что в коранический Текст не попал ниспосланный Пророку Мухаммаду аят о раджме, побивании камнями прелюбодеев[11]. В 40-х годах XIX века много шума в среде востоковедов наделала обнаруженная апокрифическая кораническая сура «Два света» (Ан-Нуран), сочиненная мусульманами-шиитами, вероятнее всего, в X веке[12].

Апокрифические дополнения к тексту Корана должны стать предметом специального исламоведческого исследования, т. к. они многочисленны и всё еще не закончены. Нельзя не упомянуть, для полноты картины, о современных попытках сочинения «нового Корана». После терактов 11 сентября 2001 года на книжный рынок США и отдельных арабских стран был выпущен «Истинный Фуркан» (Аль-Фуркан, или «Различающий [между истиной и ложью]»). Книга отформатирована как Коран — разбита на суры («главы»), некоторые из которых называются как коранические, и аяты («стихи»); и изложена на арабском и английском языках. В ней нет, присутствующих в Коране, призывов к джихаду против «неверных».

Этот пример стоит особняком в рамках рассматриваемой темы, т. к. «Истинный Фуркан» сочинен не мусульманами, а арабами-христианами для мусульман, что особо и не скрывается[13].

Предание (Сунна) как дополнение к сакральному Тексту (Корану). Проповедуя новую веру, пророк Мухаммад находился в особом психофизиологическом состоянии, которое было для окружающих сигналом того, что он произносит текст не от своего имени. (В тексте Корана Аллах говорит о Себе «Мы», а о самом Пророке — в третьем лице.) Но Мухаммад высказывался и от своего имени по разным вопросам бытия первых мусульман.

Эти высказывания, описания поступков, жестов, умолчаний, получившие названия хадисов (ед. ч. хадис), запоминались с разной степенью точности (как и высказывания первых мусульман и других жителей Аравийского полуострова) и передавались изустно из «поколения» в «поколение». Однако при возникновении нормативного дефицита хадисы стали собирать, фиксировать на письме, систематизировать и кодифицировать. Причем, стали это делать целенаправленно спустя два века после смерти Пророка в условиях обрыва коммуникативных связей. По всему тогдашнему исламскому миру путешествовали собиратели хадисов, руководствуясь обнаруженным и зафиксированным к тому времени на письме хадисом Пророка: «Взыскуй [исламского] знания, даже если тебе придется для этого отправиться в Китай. Стремление к [исламскому] знанию — обязанность каждого мусульманина». Эти путешествия продолжались еще в XI веке, т. е. спустя четыреста лет (!) после смерти Пророка, и мухаддисам (собирателям и знатокам хадисов) удавалось обнаруживать дотоле незаписанные высказывания Мухаммада[14].

Средневековые источники сообщают, что некоторые собиратели и систематизаторы хадисов знали до 800 000 небольших текстов (от одного слова до страницы), приписывавшихся Пророку Мухаммаду. Изощренная система проверки достоверности хадисов выявила то, что значительная, если не подавляющая, их часть недостоверна или характеризуется слабой достоверностью: были умышленно сочинявшиеся и приписывавшиеся Пророку хадисы (например, «рекламные», прославлявшие басрийские финики или еще какой-то товар, либо восхвалявшие не существовавшие во времена Пророка города, например Каир, либо обосновывающие права на власть какой-то группировки). Свою роль играли и забывчивость людей, и разрывы в цепочке передатчиков на протяжении двух или более веков и т. п. Из этого громадного количества преданий известный собиратель и систематизатор аль-Бухари (81—870) отобрал в качестве «безупречных», или «правильных» около 7 400 хадисов. Но споры о достоверности разных хадисов не прекращаются среди мусульман до нынешнего дня.

На протяжении всей истории ислама продолжалась дискуссия о том, является ли Сунна Богооткровенной, т. е. результатом Божественного Откровения, или нет? Вопрос не закрыт до сих пор, о чем свидетельствует возникновение сект, отрицающих Сунну как таковую. Так, в настоящее время в Египте существует «коранисты». «Коранисты» считают, что нельзя следовать Сунне Пророка, поскольку хадисы, устно передавались в течение двух веков после смерти Пророка, прежде чем начали фиксироваться на письме, и следовательно, подверглись искажению. В августе 2007 года крупнейший суннитский исследовательский и учебный центр «Аль-Азхар» издал фетву — правовое заключение, согласно которому «коранисты», если они станут упорствовать в своих заблуждениях, будут рассматриваться как вероотступники[15].

«Израилиады». В период первоначального ислама имели хождение в исламской среде и затем остались в исламском наследии в письменном виде афоризмы, максимы и притчи на арабском языке, восходящие к иудейско-христианской традиции (включая неканонические евангелия). Для мусульманина было допустимо использовать «Израилиады», что и делалось часто, как правило в назидательно-морализирующих трактатах; их не проверяли «на достоверность» — в отличие от хадисов Пророка, достоверность которых выяснялась с высокой степенью тщательности.

Возобновление Откровения и «возобновление» Пророка Мухаммада. Мистики-суфии утверждали, что определенные практики (воздержание от пищи, беспрерывные молитвы и т. п.) «возвышают» их душу, и она подымается до Божественных вершин. Они уверяли, что получают от Аллаха либо вдохновение (аль-ильхам), либо даже Откровение, и тем самым приобретают знания, которые были неизвестны Пророку Мухаммаду[16]. Например, Абд-аль-Кадир аль-Джили (или аль-Джилани, 1077—1166), основатель и эпоним существующего до сих пор суфийского тариката Кадирийя утверждал, что видел Аллаха собственными глазами и черпал из «морей Божественных знаний»[17]. Другой аль-Джили — Абд-аль-Карим (умерший в 1428 году) — уверял, что его книга «Совершенный человек» содержит то, что сам Аллах вложил в его уста[18] .

Еще один мистик Ибн-Араби (1165—1240) в своих «Мекканских откровениях» заявлял, что в этой громадной книге (по объему раз в пять-семь раз больше Корана) нет ни одного слова, которое бы не было результатом Откровения от Аллаха. «Аллах Всевышний дал мне знание о сущности вещей — каковы они в своей сути, и с помощью Откровения указал мне на истины их связей и отношений»[19]. Другая его книга — «Геммы мудрости» — была, по утверждению Ибн-Араби, передана ему в 1229 году в Дамаске Пророком Мухаммадом. Более того, Ибн-Араби, по его же утверждению, был даже ниспослан Коран, вернее один аят Писания. Сам он в «Мекканских откровениях» описывает это как событие, случившееся с ним в Фесе в 1197 году. «Будучи весь в свете и сам превратившись в свет», Ибн-Араби обратился к Аллаху с мольбой о том, чтобы он дал ему знамение (аят), в котором бы содержалось то, что говорится во всех других аятах Корана. И Аллахом ему была ниспослана своего рода summa Корана: «Скажи: "Мы уверовали в Аллаха и в то, что ниспослано нам, и что ниспослано Ибрахиму, Исмаилу, Исхаку, Якубу и коленам, и что было даровано Мусе и Исе, и что было даровано пророкам от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Ему мы предаемся"»[20].

Ибн-Араби разработал целую концепцию святости (вилая[21]), которая во многом повторяет пророческую миссию (нубувва) пророков ислама как истинного единобожия, в том числе «печати пророков» — Мухаммада, а в ряде пунктов ставится выше пророческой миссии как таковой. Сам он, по собственному утверждению, оказывается «наследником (варис) пророческой миссии Мухаммада» и даже «печатью Мухаммадовой святости». Свою биографию Ибн-Араби форматирует таким образом, что она повторяет важные пункты биографии Пророка Мухаммада. Это развернутый намек на то, что в Ибн-Араби «возобновился» Пророк Мухаммад, а следовательно — возобновилось Откровение.

Еще более витиевато о возобновлении Откровения через «возобновление» Пророка Мухаммада говорит цитировавшийся выше Абд-аль-Карим аль-Джили. Аль-Джили разрабатывает концепцию Совершенного Человека как своего рода вечную матрицу, которая самовоспроизводится в пророках и суфийских святых, начиная с предвечно существовавшего пророка Мухаммада. И аль-Джили среди тех, в ком «воспроизвелся» пророк Мухаммад, называет знаменитого мистика Абу-Бакра Дулафа аш-Шибли (861—946) и своего наставника Шарафад-Дина Исмаила аль-Джабарти.

Для полноты картины укажем, что некоторые мистики претендовали на то, чтобы быть воплощением Аллаха, т. е. самим стать источником Откровения, как это произошло с Мансуром аль-Халладжем (868—922), который, ничтоже сумняшеся, провозгласил: «Аз есмь Истинный», назвав себя одним из Божественных имен — аль-Хакк. Аль-Халладжа за это убили правоверные мусульмане, и его текстовое наследие до нас не дошло. Но все упомянутые выше произведения суфиев-мистиков сохранились, до сих пор присутствуют на книжном рынке в исламских странах и находятся в интеллектуальном обороте мусульман.

 

СНОВИДЕНИЕ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ ОТКРОВЕНИЯ

 

Пророку Мухаммаду приписывается хадис: «Сновидение — одна сороквосьмая часть пророческой миссии (нубув-ва)». Это утверждение означает, что всякий спящий мусульманин, который получает от Аллаха сновидение, получает одну сороквосьмую часть Откровения. Авторитетный средневековый теолог Ибн-Таймийя (1263—1328) утверждал, что «сновидение правоверного — речь, с которой к Своему рабу, когда тот спит, обращается Аллах»[22]. Выражение «речь [Аллаха]» (калям [Аллах]) Ибн-Таймийя, который очень строго следил за своими словами и с гордостью называл себя «текстовиком» (насси), точно следовавшим сакральному Тексту — Корану, как видим, употребляет как в отношении сновидений, так и в отношении Корана.

Во сне мусульманам являлись и Аллах, и пророк Мухаммад. В сновидениях они бывали в Раю, узнавали о будущих событиях, которые «ведомы только Аллаху».[23]

Шиитские Имамы как живое дополнение к Писанию, или Живой сакральный Текст. В шиизме экстенсификация сакрального Текста осуществлялась не так, как у суннитов. К Корану был добавлен своего рода «живой сакральный Текст»: с Кораном были уравнены сами шиитские Имамы — начиная с Али, зятя Пророка Мухаммада и продолжая его потомками, вплоть до двенадцатого Имама Мухаммада, приход которого в качестве Махди, или Ведомого Аллахом, ожидается шиитами до сих пор.

Вот как это описывается в одном из хадисов Пророка Мухаммада («Хадис двух драгоценностей»), который шииты признают полностью достоверным, а сунниты — абсолютно недостоверным: «Оставляю вам две драгоценности — Книгу Аллаха [т. е. Коран. — А. И.] и мое Семейство — Людей моего дома. И они не разойдутся [т. е. будут в согласии. — А. И.], пока [люди] не выйдут к Водоёму [имеется в виду эпизод Страшного Суда. — А. И.], — подобно этим двум [пальцам]». И он свел вместе указательные пальцы двух рук, приложив один к другому и сравнял их, а затем продолжил: «Я не говорю: как эти [пальцы]», — тут он показал сложенные указательный и средний палец правой руки. «Ведь они разнятся (букв: один из них опережает другой)». И потом Пророк закончил: — Воистину, они [Писание и Семейство. — А. И.] среди вас подобны Ноеву ковчегу: кто взойдет на него, спасется, а кто его оставит — утонет»[24].

Таким образом, Коран (его шииты признают в качестве Речи Аллаха) дополняется текстами Имамов, которые равны, равноценны Корану (как указательные пальцы двух рук одного человека). Наиболее авторитетно у шиитов собрание речей, высказываний, проповедей и посланий Имама Али «Путь красноречия» (Нахдж аль-баляга), по поводу аутентичности которого в нешиитской среде продолжаются споры. Немалое количество ученых считает, что значительная часть «Пути красноречия» апокрифична.

Однако двенадцатый Имам исчез в 70-х годах IX века. Шииты разработали теорию о том, что после этого Аллах для доведения Божественного знания до людей избирает в каждом поколении Наидостойнейшего (аль-Афдаль), который и становится просветителем и водителем рода человеческого[25]. Вариация теории Наидостойнейшего — знаменитая теория аятоллы Хомейни о вилаят-э факих (наследовании власти в общине мусульман-шиитов ученым — знатоком ислама), которая в значительной своей части является обоснованием того, что знаток ислама (факих) обладает сокровенным знанием, получаемым непосредственно от Аллаха. Шиитские улемы (муджтахиды) — «сами себе Текст»: высшая ступень в шиитской иерархии недаром называется аятолла, «от арабского аят-Аллах — знамение Аллаха» — так же, как аят, «стих» Корана, «речи Аллаха», букв. «знамение [Аллаха]».

Важно сразу отметить, что все эти политико-теологические выкладки не имеют прямых оснований в Богооткровенном сакральном Тексте — Коране. Примечательно, что в книге аятоллы Хомейни «Исламское правление», в которой теория вилаят-э-факих и излагается, Коран цитируется менее десяти раз на 150 страницах[26]. Это исключительно низкий показатель для произведения, претендующего на то, чтобы быть исламско-теологическим. Но иначе и быть не может: теория вилаят-э факих (власти ученого-законоведа, замещающего ожидаемого Махди), выдаваемая за «исламское правление», — концептуальная разработка Хомейни, которая была призвана обосновать верховную власть самого Хомейни в «послереволюционном» Иране. (И совсем не исключается, что довольно скоро «исламское правление» Хомейни и теория вилаят-э факих будут шиитами преданы забвению).

 

МИР КАК САКРАЛЬНЫЙ ТЕКСТ

 

Весьма интересны в спекулятивном отношении попытки трактовать мир, окружающую действительность как «Речь Аллаха», т. е. как Богооткровенный сакральный текст, как бы «продлевающий» Откровение в новой форме. Эту идею мы обнаруживаем у многих мыслителей — Ибн-Масарры (883-931), Абд-аль-Карима аль-Кушайри (986—1072), Ибн-Араби, Абд-аль-Карима аль-Джили и др. Четко выразил эту идею Абу-Хамид аль-Газали: «...После прекращения Откровения (инкита' аль-вахй), Всеславный Бог стал доводить (азхара) до людей свою речь посредством ощутимых вещей (умур махсуса)»[27]. Эти вещи, как и коранические аяты, тоже являются «знамениями» (аят), и они, как и Коран должны подвергаться «истолкованию» (тафсир, шарх)[28].

Однако эта линия не получила развития и не была реализована в какой-то развернутой или систематизированной форме — в отличие, например, от ониромахии, науки толкования сновидений. Уверенность же в креационистской связи между Аллахом и миром привела к созданию ряда концепций Богопознания через познание мира.

 

ТРАНСГРЕССИЯ САКРАЛЬНОГО ТЕКСТА. НЕРЕЛИГИОЗНАЯ ФИЛОСОФИЯ И ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

 

Если замыкаться на рассмотрении сакрального Текста и человеческих дополнений к нему, может сложиться ложное представление, что интеллектуальный «ландшафт» средневекового «исламского» мира был абсолютно и целиком исламским. Как минимум, надо вспомнить, что «исламская» культура формировалась на пространствах, где исконными, «коренными», жителями были и иудеи, и христиане, и зороастрийцы, и буддисты со своими мощными интеллектуальными традициями, воздействовавшими на ислам и мусульман.

Но речь даже не о религиозных влияниях. Расцвет той культуры, которая получила по господствующей религии название «исламской» — стала результатом массированного восприятия греко-римского наследия, что приводило к этакой средневековой «европеизации» «исламского» мира. Начиная с IX века и до конца Средневековья, в интеллектуальный оборот исламского мира было введено несколько десятков тысяч произведений, прямо соотносимых с греко-римским интеллектуальным наследием, — переводов практически всех древнегреческих и эллинистических мыслителей, философов, ученых (физиков, алхимиков, географов, астрономов и астрологов, знатоков медицины, экономистов-«домоводов», ботаников, зоологов и т. д.), этиков и политиков; комментариев на них и кратких их изложений, оригинальных сочинений мыслителей-мусульман, подключившихся к рационалистической греко-римской традиции; большое количество апокрифов, приписывавшихся Платону, Аристотелю, практически всем древнегреческим и эллинистическим мыслителям и ученым[29].

Происходила трансгрессия[30] сакрального Текста Откровения — выход за его границы, как бы далеко они ни выставлялись относительно ядра сакрального Текста, Корана. Несколько утрируя проблему, можно сказать, что интеллектуальная активность средневековых ученых-философов осуществлялась без обращения к сакральному Тексту — как если бы сакральный Текст не существовал. В наследии ряда мыслителей можно вообще не обнаружить ни одного обращения к сакральному Тексту. Так, нет подобных обращений у Ибн-Баджжи («Авемпасе» средневековых европейских схоластов). У аль-Фараби с его обильным наследием философских, социологических, логических и др. работ (несколько тысяч страниц) обнаруживается всего одна цитата из Корана, приведенная в логико-филологическом трактате. Иные мыслители, например Ибн-Рушд, работали в двух системах интеллектуальных координат, переходя от одной к другой и не смешивая их, — то как философы-перипатетики (именно так и известен Ибн-Рушд в Европе), то как исламские мыслители (Ибн-Рушд был авторитетным законоведом-факихом маликитского толка, его произведения до сих пор в обороте у шариатских судей в Северной Африке; как факих он не мог не обращаться к сакральному Тексту). На своеобразном философско-религиозном «пограничье» располагались такие мыслители, как Ибн-Сина (Авиценна); обильно черпая из греко-римского наследия, они стремились не уходить далеко от сакрального Текста.

Ситуацию ярко охарактеризовал критик Ибн-Сины и всех философов-мусульман Абу-ль-Баракат Хибату-л-Лах аль-Багдади (ум. в 1151 году). Называя всех философов (как греко-римских, так и современных ему философов-мусульман) не без иронии, «шиитами Аристотеля» (ши'ат Аристу), он обвиняет их в том, что они «эту философию преподнесли как [религиозное] предание, сочинили в ней тексты — такие, как Откровение, которому не возразить, о котором [даже] не поразмышлять»[31].

Нерелигиозный (и не имеющий отношения к Откровению) характер философии и философских наук подчеркивался тем, что восточный перипатетизм (ари-стотелизм с дополнениями из неоплатонизма) существовал на Ближнем и Среднем Востоке в трех «изводах» — среди мусульман (часть их упомянута выше), христиан и иудеев (достаточно в этой связи вспомнить имя восточного перипатетика иудея Маймонида, или Рамбама, 1135—1204).

В какой-то точке пространственно-временного континуума (приблизительно с 750 года) Коран перестали понимать (даже арабы) целиком адекватно, и появилось ощущение непонимания, как минимум, некоторых мест или отдельных выражений в их соотношении с остальным текстом Корана. После этого целиком адекватное понимание Текста стало невозможным, в первую очередь — из-за недоступности широко понимаемого социального и культурного контекста, который оказался безвозвратно утраченным. У Текста появился новый контекст. Одна из причин — распространение ислама (и Корана) среди неарабоязычных народов.

Параллельно экстенсификации предпринималась и интенсификация сакрального Текста — его «углубление», придание ему нового содержания, новых смыслов.

«Буквальное понимание», или Интерпретация с мнимо нулевым коэффициентом. Самым простым способом интерпретации было «буквальное понимание» — попытка понять и объяснить другим, что же говорится в том или ином аяте Корана. Такой подход к Тексту получил в ряде исламоведческих исследований название «буквальное толкование», «буквальная интерпретация» (literal interpretation)[32]. Но даже подобные выражения — оксюмороны — как раз и демонстрируют невозможность «буквального понимания». Получается так: даже простая попытка отобрать части Богоданного Текста (при игнорировании других) и попытка «буквального» их прочтения изменяют смысл сакрального Текста[33]. В Текст «вчитываются» некие смыслы, отличающиеся от первоначально в него заложенных. И всякое «буквальное понимание» оказывается интерпретацией, т. е. переосмыслением Текста — с претензией интерпретаторов на то, что они передают буквальный, точный, первоначальный смысл, на самом деле изменяя его.

Попытки «буквального», мнимо-неинтерпретирующего понимания реализовываются до сих пор в особом жанре литературы — тафсирах (ед. число тафсир). Тафсир — это простейшее, по преимуществу языковое разъяснение читателю Корана смысла непонятных или мало понятных выражений, а таких набирается немало — от трех-пяти до полутора десятков на каждую страницу Корана.

Тафсир — это своего рода перевод, перевод с древнеарабского, на котором говорили арабы в VII веке, на современный арабский литературный язык. И именно переводы Корана на другие языки демонстрируют, с одной стороны, невозможность «буквального понимания» Корана, а с другой — то, что предполагаемое «буквальное понимание» Корана есть его интерпретация, т. е. изменение его смысла. Проще говоря, переводчик Корана понимает какую-то часть коранического Текста и передает это свое понимание, например, русскоязычной читающей публике. Если бы процесс был прост, то не возникало бы вопиющих разночтений. Так, в настоящее время среди переводчиков Корана на русский язык идет спор о смысле 127-го аята 3-й суры, имеющего отношение к вопросам радикализма (экстремизма, терроризма). Один смысл: «Может Он [Аллах. — А. И.] [от тел неверных] любую отсекать конечность, повергнуть их и вынудить уйти с позором и крушением надежд». Другой смысл: «[Дарует помощь вам Господь], чтоб часть (фланг) язычников отсечь и нанести удар такой им, чтоб обратились они вспять, надежду потеряв»[34]. И это — не самое неясное место в Коране.

 

ИНТЕРПРЕТАЦИИ САКРАЛЬНОГО ТЕКСТА

 

Некоторые места Корана не поддаются «буквальному пониманию», что бы под ним ни подразумевалось. И требуют заведомо небуквального понимания, или интерпретации с более или менее высоким коэффицентом. Очень наглядно, с доказательством ad absurdum неизбежности интерпретации Корана, этот вопрос, точнее запрос, сформулировал Фахрад-Дин ар-Рази (1149—1209). Он рассматривает такие выражения (слова), которые в Коране и Сунне относятся к Аллаху, как, например, «лицо» (аль-ваджх), «глаза» (аль-а'юн, более двух, о чем свидетельствует грамматическая форма множественного числа при наличии в арабском языке обязательной к употреблению формы двойственного числа, применяемой для двух предметов)[35], «бок» (аль-джанб), «руки» (аль-айди, более двух, о чем свидетельствует грамматическая форма множественного числа)[36], «нога» (ас-сак — в единственном числе) и т. п. Из этих элементов он конструирует специфический образ, явно сверх меры, по-видимому, из лучших побуждений — чтобы остро поставить проблему. «Если бы мы взяли буквальный смысл, то были бы вынуждены утверждать [существование] такого существа: у него одно лицо, на котором множество глаз, один бок, на котором множество рук, у него одна нога. Ты не увидишь в Дольнем Мире более отвратительный образ, чем этот, воображаемый. И я не думаю, что разумный человек согласится так вот описать Аллаха, — приведя еще ряд подобных примеров, ар-Рази заявляет: — Все, о чем мы сказали, делает обращение к истолкованию неизбежным делом для всякого мыслящего человека»[37].

Для обозначения истолкования ар-Рази употребляет слово та'вилъ, и это — название определенного метода интерпретации сакрального Текста, при котором его содержание понимается метафорически. (Иногда этот метод интерпретации по-русски называют аллегорическим.) Принцип тавиля достаточно прост: говорится одно, подразумевается другое. Например, говорится «рука», подразумевается «власть» или «сила», или «поддержка». И в этом уже заложена проблема. Метафорическая интерпретация всегда субъективна. И ее адекватность Божественному замыслу может быть подвергнута вполне обоснованному сомнению и отрицанию[38].<

Королевский аванс. Саудовская Аравия готова платить России за свою безопасность 25.10.2017 Королевский аванс. Саудовская Аравия готова платить России за свою безопасность

СОХРАНИ, СПАСИ, ПОМИЛУЙ, ВСЕПРОЩАЮЩИЙ АЛЛАХ! (Почему Габдулла Тукай не женился?) 25.09.2017 СОХРАНИ, СПАСИ, ПОМИЛУЙ, ВСЕПРОЩАЮЩИЙ АЛЛАХ! (Почему Габдулла Тукай не женился?)

МУХЛИСА БУБИ — ПРОСВЕТИТЕЛЬНИЦА, ЖЕНЩИНА-КАДИ 13.09.2017 МУХЛИСА БУБИ — ПРОСВЕТИТЕЛЬНИЦА, ЖЕНЩИНА-КАДИ

ТАСАВВУФ,  ИЛИ – НУЖНО ЛИ ОБЪЕДИНИТЬ МУФТИЯТЫ? 11.09.2017 ТАСАВВУФ, ИЛИ – НУЖНО ЛИ ОБЪЕДИНИТЬ МУФТИЯТЫ?

НАИЛЯ ФАТЕХОВА И АНСАМБЛЬ «МЕДИНА» 09.09.2017 НАИЛЯ ФАТЕХОВА И АНСАМБЛЬ «МЕДИНА»

Основная проблематика татарской богословской мысли  XVIII-начала ХХ века 08.09.2017 Основная проблематика татарской богословской мысли XVIII-начала ХХ века

Чем опасно беременеть в старшем возрасте? 08.09.2017 Чем опасно беременеть в старшем возрасте?

О СОЗДАНИИ РОССИЙСКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ЗОНЫ В ЕГИПЕТСКОМ ПОРТ-САИДЕ 08.09.2017 О СОЗДАНИИ РОССИЙСКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ЗОНЫ В ЕГИПЕТСКОМ ПОРТ-САИДЕ

МУФТИЯТЫ РОССИИ 07.09.2017 МУФТИЯТЫ РОССИИ

ЖЕЛЕЗНЫЙ ПОДСВЕЧНИК 07.09.2017 ЖЕЛЕЗНЫЙ ПОДСВЕЧНИК


Новости 1 - 20 из 87
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец