20.02.2018

Новости

ТАТАР МӨНӘҖӘТЛӘРЕ ҺӘМ БӘЕТЛӘРЕ ТАТАРСКИЕ МУНАДЖАТЫ И БАИТЫ

ТАТАР МӨНӘҖӘТЛӘРЕ ҺӘМ БӘЕТЛӘРЕ ТАТАРСКИЕ  МУНАДЖАТЫ И БАИТЫ

ПО СЛЕДАМ ЭКСПЕДИЦИИ

Зарипова Гульназ Закуановна, музыковед, композитор, заведующая факультетом музыкального искусства Заочного Народного Университета Искусств. г. Москва; Руководитель  московского отделения  ОО “Композиторы Татарстана”

Современный этап татарской этномузыкологии знаменуется возросшим интересом к исследованию не только субэтнических и конфессиональных групп татар, но и территориальных. Особенно активно этот принцип  начал разрабатываться в Казанской государственной консерватории имени Н.Жиганова. Ещё в 70-80 годы прошлого столетия ряд студенческих работ был посвящён исследованию народно-музыкальной культуры сибирских, пермских, ульяновских, оренбургских  татар.

Особенно активизировалась деятельность в сфере региональных исследований музыкальной культуры в связи с организацией факультета татарского музыкального искусства (1996г.), когда появилась возможность полевых исследований отдельных районов республики Татарстан.

Являясь уроженкой Азнакевского района, я провела исследование этого  края,  истории и музыкальной культуры. Обнаружились интересные факты.

В XVIII вв. (1768 – 1774гг.) на территории данного региона проходила экспедиция известного путешественника Г.Палласа. По итогам экспедиции он публикует книгу, в которой фигурируют населённые пункты данного региона (Мендей, Шуган, Чалпы, Сукояш, Сапей). С тех пор названия сёл практически не изменились, но у Палласа они даны с некоторыми орфографическими искажениями, вызванные, по всей вероятности,  записью их на слух от местного населения, либо неточностью перевода.

Важные сведения об истории края содержатся  в работе современного краеведа Т.Каримова, связанные с изучением  периода правления Екатерины II, в частности с событиями крестьянской  войны под предводительством Е.Пугачёва. Активные действия восставших в этом крае (1774г) сосредоточены были у крепости Нагайбак с  участием и населения Азнакаева. Некоторые сведения  даны и в книге писателя  А.Пургавина. В ней автор описывает свои впечатления от увиденного им  последствий голода, обрушившиеся на  население  этого края (Пургавин).

          Первым опытом в деле изучения народного творчества этого района явилась музыкально-этнографическая экспедиция композитора, фольклориста, музыканта-исследователя – Султана Габяши (1931г.). Маршрут экспедиции охватил пять районов с двадцатью пятью населёнными пунктами, начиная с Аксубаевского района с завершением в Тумутукском (ныне Азнакаевском) районе. Проведение данной экспедиции проходило в рамках перспективных планов Татарского Народного комиссариата просвещения, Научно-исследовательского института экономики и Татарского государственного академического театра. Главная цель – комплексное исследование истории, археологии, этнографии и традиционного искусства татар. По материалам экспедиции С.Габяши был составлен отчёт, опубликованный в редакции этномузыколога  Г.Макарова лишь спустя 70 лет (Макаров, 2000г).

         Отчёт состоит из 13 частей, в которых подробно описывается цель экспедиции, её состав, снаряжение, маршрут и т.д. Запись музыкальных материалов велась С.Габяши с помощью фонографа, фоновалики которого, к сожалению, не сохранились. Особенную ценность представляют пометки, сделанные Габяши на полях нотной тетради с различными сведениями о напевах и исполнителях. Здесь фигурируют названия сёл рассматриваемого региона, где проводились записи песен (Старле, Алькеево, Асеево, Чеканово), приводятся названия образцов музыкального фольклора в следующих жанрах: игровые, сенокосные, баиты, мунаджаты, плясовые наигрыши, бытовавших в то время. Большое место уделяется описанию не только музыкального инструментария  (короткий курай, длинный тростниковый курай, гармоника), но и репертуара музыкантов. В отчёте даны названия произведений татарского фольклора, записанных в Тумутукском  районе.

Вторая часть отчёта содержит  нотные образцы (44), выполненные С.Габяши на слух. Они  даны без названий и комментарий, что значительно усложняет использование этого материала в научных целях.

После экспедиции С.Габяши полевое и научное исследование данного региона на протяжении  70 лет не проводилось. Поэтому мною в течении  4-х лет (2000–2003)  были совершены полевые исследования  песенной культуры населения, проживающих в сёлах: Октябрь-Буляк, Карамалы, Таллы-Буляк, Тумутук, Куктяка, Чалпы, Урманай, Какре-Елга, Туйкино, Ильбяково, Верхнее Старле, Агирово и в самом городе Азнакаево. За  этот период были сделаны аудиозаписи песен (120 единиц), из них расшифровано 105. Кроме того,  было проведено анкетирование среди  учащихся школ и работающей молодёжи города Азнакаево.

Поскольку в данном районе основным населением являются татары – мусульмане (83 % от общего числа жителей), то в быту преимущественно пожилых людей сохранились ещё  отдельные образцы старинного музыкального фольклора мусульман. В частности мне удалось зафиксировать от этнофоров преклонного возраста интонируемые образцы таких уникальных жанров как мунаджаты, баиты, а из традиционной песенной  лирики – озын көй, салмак  көй, авыл көе, такмак.

Изучение фольклорных жанров является одним их ключевых и важнейших проблем  фольклористики и музыкальной этнографии. "Правильно определённый жанр, – по мнению известного отечественного фольклориста В.Я.Проппа, – есть наиболее  надёжная единица для художественного, идейного  и исторического изучения фольклора, с последующими выводами для изучения фольклора в целом соответственно эпохам его исторического развития".

         Самые первые попытки определения отдельных фольклорных жанров татар-мусульман были сделаны известным русским этнографом С.Г.Рыбаковым. Уже в то время он четко разделял жанры “книжного сочинительства” (мунаджат, баит) и произведения подлинно народные “җырлар”: озын көй (простые и сложные) и такмак. Если баит, по его мнению, представлял собой “поэму или оду исторического и поучительного содержания”, то мунаджат – сочинения “религиозного содержания, в которые входят изречения на арабском языке”.

После С.Рыбакова для науки  жанр мөнәҗәт был забыт на долгие годы и не публиковался вплоть до 1976 года – года выхода в свет сборника этномузыколога М.Нигмедзянова. Лишь в последние 20 лет татарская фольклористика приступает к исследованию данного жанра, в частности таких вопросов, как определение термина, истоков формирования и содержания.

         Так, фольклорист Р.Ягъфаров, считая этот термин арабского происхождения, дает следующее ему определение: «обращение к Аллаху с просьбой»,  «молитва», «интимный разговор  с Аллахом». Этого же мнения  придерживаются и другие фольклористы. Исключением является точка зрения этномузыколога  З.Сайдашевой, которая считает, что  «по смыслу к этому жанру  ближе всего арабо-персидское слово “нәҗү”(беседа). По-видимому, – пишет она, – от этого корня происходит слово мөнәҗәт, что означает “исповедь самому себе”, “разговор с Аллахом”, что явно  подчёркивает его интимный, сакральный характер.

Что касается истоков  данного жанра, то здесь мнения фольклористов несколько расходятся. Одни исследователи связывают их с мусульманской религией (Р.Ягъфаров, М.Бакиров, А.Сибгатулина), другие – с таджикскими языческими  муночотами, выполнявшие функции   обращения  к силам природы (Урманчеев), третьи – с казахскими лирическими бытовыми песнями: костасу  – песни прощания, естирту – печальное известие, жоктау – плач об умершем, утраченном (Садекова). 

Наиболее полное обоснование формированию и развитию  мунаджатов даёт М.Бакиров.  Возникновение этого жанра  он связывает с профессиональной поэзией различного содержания, особенно с суфийской.  Мунаджаты прославляющие Аллаха и Пророка Мухаммеда, по его мнению,  возникли на основе суфийской поэзии и фольклорных традиций.  Позднее вместе с суфизмом этот жанр получил широкое распространение и у мусульман Волго-Камья. Особенно огромной популярностью  у мусульман Волжской Булгарии пользовались стихи идеолога суфизма, поэта – Ахмада Ясави и его ученика Сулеймана Бакыргани. Под влиянием их поэзии создавали свои произведения  и татарские поэты Әмми Камал, Кол Шариф. Позднее, после завоевания  Казанского ханства, несмотря на принудительное  крещение, среди казанских татар активно распространяется тарикат таджика Х.Накшабандия, основанный им в XIV веке. Под влиянием этого тариката создают свои  произведения  татарские поэты Маула Колый,  Габди (XVII в.),  Утыз Имяни,  Абальманих Каргалый, Гали Чакрый (XIX) и другие.

По справедливому мнению  М.Бакирова большую роль в процессе развития этого жанра сыграла городская  культура. Зарождение мунаджатов были связаны с такими городскими центрами промышленности,  ремесла, печати, как Яса, Конья, Станбул, Самарканд, Бухара, Багдад, Урган,  Сарай и др. Волжская Булгария, будучи «страной городов» также попадает в сферу этой культуры. Позднее (особенно со второй половины  XVI века) мунаджаты постепенно распространяются и в сёлах в виде книг Бакырган, Мухаммадия, Бәдавам, Мәулид. Постепенно стали создаваться и отдельные стихи не только теологического, но и дидактического характера, используемые в медресе в качестве учебных пособий. Со временем тематика мунаджатов расширялась,  обогащалась бытовыми темами.

Создание и исполнение мунаджатов проходило как среди мужчин так и женщин, хотя мнения фольклористов расходятся поэтому вопросу, Одни связывают этот процесс только с женщинами, другие – только с творчеством мужчин - поэтов, мулл, суфиев и др. Однако, нельзя не учитывать то обстоятельство, что в XX веке в связи с антирелигиозными выступлениями, репрессиями духовных лиц, а также  ликвидацией письменной культуры мусульман  (арабской графики),  хранителями этой сферы музыкального творчества стали, в основном, женщины, владеющие ещё арабской графикой. Исполнение книг, мунаджатов в период Советской власти продолжало свою жизнь фактически подпольно. В это время особенно активизировалось создание бытовых мунаджатов, связанных  с личной  жизнью этих  женщин. В результате жанр всё больше и больше насыщался  элементами чисто народной поэзии, книжный стиль постепенно вытеснялся стилем бытового языка. Людей, владеющих этой графикой, с годами становилось всё меньше и меньше. За последние 20 лет хранителями мунаджатов являются единичные  этнофоры, случайно усвоившие некоторые его образцы от своих матерей, или,  в лучшем случае, зафиксировавших  их искусство на аудиокассетах.  

Содержание мунаджатов разнообразно. М.Бакиров приводит довольно  исчерпывающую классификацию этого жанра. Опираясь на неё, мы внесли некоторые коррективы, систематизируя  мунаджаты с учётом их функции,  выделив:

Мунаджаты, выполняющие функцию прославления Аллаха, мусульманской религии, Пророка Мухаммеда, святых  (это – зикры, салаваты, эльвидаги и т.д.)

Мунаджаты–обращения к Аллаху с просьбой о помощи, милосердии.

Ритуальные мунаджаты, исполняемые во время религиозных обрядов, праздников Уразы, Гает, религиозных мәҗлисов и т.д.

 Мунаджаты–размышления о смысле жизни, о необходимости учиться, о человеческих пороках, о смерти и бессмертии и т.д.

 Настальгические мунаджаты, посвящённые разлуке с родиной, родными, друзьями.

Мунаджаты–жалобы  матерей на одиночество, на разлуку с детьми, или на детей, бросивших её, не почитающих её старость (Ана зары), а также жалобы сирот.

Мунаджаты-завещания и наставления, обращенные к детям (Ана васыяте).

Из религиозных произведений я обратила внимание в первую очередь на запись образцов таких редких для нашего времени жанров, как зикер, исполнявшегося  во время суфистских камланий;  салават  (восхваление Аллаха),  маулид, исполнявшихся во время ритуала Маулид – праздника рождения Пророка Мухаммеда, отрывки из книг Бәдәвам, Муса кыйсасы и т.д. По мнению фольклориста М.Бакирова мунаджаты, восхваляющие Аллаха, близки турецкой поэзии, в частности жанру тәүхид (от араб. “единение”, т.е. “вера в одного Бога”), в которых защищаются идеи исламской религии и, в первую очередь, монотеистические идеи суфизма «божественной любви». Один из центральных образов мунаджатов этой группы – пророк Мухаммед, который идеализируется и награждается самыми разнообразными прославляющими эпитетами. Некоторые из них по содержанию мало чем отличаются от восточной классической поэзии, такие как нәгът (араб. “изображение”), сийәр (сирәт – “чья-то биография”), мәүлид (“рождение”), мигъраҗия (“стремление в небо”) и т.д. С религией связаны и мунаджаты-размышления. Как известно, в центре исламской религии стоят идеалы человека, не только спасающие его от угнетения, злости, несправедливости, но и делающие его счастливым. А для достижения счастья человек должен стремиться к нравственному совершенству. Вот почему в мунаджатах этой группы осуждаются такие пороки, как алчность, двуличие, зависть, хвастовство, употребление спиртных напитков и т.д. и защищаются такие гуманистические качества, как дружба, милосердие, щедрость, справедливость, взаимопомощь, уважение к друг другу. Особенно большое место в этой группе мунаджатов занимает основная тема суфистской идеологии – сабырлык (“терпение”), призывающие терпеть все трудности и испытания,  рассматривать их как послание от Аллаха, уметь прощать. К данной группе мунаджатов можно отнести и произведения, размышляющие “о смерти и бесссмертии”, в которых переплетаются религиозно-суфийское и мирское начало. Смерть здесь рассматривается как неизбежность и показывается в разных планах. В одних случаях – как долгожданное, радостное событие свидания с Богом. В других – как явление, приводящее к горькой утрате, огромной потере. Расставание с жизнью рассматривается  здесь уже как трагедия.

М.Бакиров склонен считать мунаджаты не как канонизированный жанр суфийской этики, а как жанр чутко реагирующий на все общественные изменения. Так, – по его мнению, – на смену господству в текстах морально-нравственных ценностей приходят мунаджаты, наполненные острой критикой настоящей жизни, заставляющие задуматься о происходящих трагедиях.   

         В мунаджатах, связанных с мирским началом, большое место занимает тема одиночества, особенно в связи  разлукой с родной землей, домом, а также одиночества матерей, разлученных с детьми. Если в одних произведениях разлука воспринимается матерью как судьбоносное явление и принимается с терпением, то в других – выражается обида матери на детей, бросивших  её, не почитающих её старость, не уважающих её:         

          Тугыз ай күтәреп йөрдем

Тугач күкрәк сөтен бирдем.

Бу ни гаҗәп? Бу ни хөйран?

          Ана күңелле бала тапмый..

(Девять месяцев носила, кормила грудью после рождения. Разве это не удивляет? Разве это не поражает, когда  ребенок доставляет огорчения матери?)

         Этномузыколог М.Нигмедзянов рассматривает мунаджаты   как жанр музыкального эпоса, хотя и не исключает тяготение их к лирике. Фольклорист М.Бакиров уже без сомнения относит мунаджаты к лирическому жанру, вобравшего в себя особенности как фольклора, так и профессиональной поэзии. На самом деле. Мунаджаты (особенно бытовые) по содержанию близки лирическим песням,  ибо (в отличие от баитов) отражают не конкретную историческую или личную трагедию, а горестные чувства человека (тоска, обида, раскаяние, страдание и т.д.), его внутренний мир. Нельзя не учитывать и тот факт, что напевы мунаджатов (равно как  баитов и книжного интонирования) представляют собой законченные 4-х строчные музыкальные построения, постоянно повторяющиеся. Это сближает их с песенной формой.

         Изучение ритмической организации напевов книжной традиции подтвердило выводы исследователя Сайдашевой З.Н. об использовании квантитативного принципа, основанного на подчинении рукнов арабо-персидского аруза равносложной силлабике тюркского бармака  (так называемый «тюркский аруз»).

Это – четырехсложные: фасила BMP\нп3_0001.bmp 

 фаилатун BMP\нп4.bmp      

 мафаилун  BMP\нп5.bmp                                                       

и пятисложный  матафаилун BMP\нп6.bmp                                       

         Однако в песнях, записанных мною в Азнакаевским районе,  использование этих ритмов имеет свои особенности. Так, ритмические формулы фаилатун и матафаилун свойственны  мунаджатам с мирским содержанием, а также  баитам, а мафаилун  – основа  мунаджатов, использовавшихся в репертуаре шакирдов  медресе. Типовой ритм напева Бәдавам

BMP\нп7.bmp

 в Азнакаевском районе в своей реализации приближен к ритму такмак:

BMP\нп8.bmp

Некоторые мунаджаты исполняются на напевы заимствованные из других жанров, в частности кыска көй и салмак көй. М.Нигмедзянов придерживается мнения, считая, что подобное исполнение «является следствием неосведомленности певца».

Также в интонировании книжных напевов некоторых этнофоров я обнаружила черты новых интонаций. Это выражено в откровенной переориентации  традиционных ритмов «тюркского аруза» в жанры песенной лирики, а также и в использовании в мелодии  интонаций, соответствующих современности, при сохранении традиционной ладовой и ритмической организации.

 (Ноты, слова мунаджатов, журнал «Современный ислам, №1, 2009г.)

 


Похожие новости

Җилгә очкан тормыш

Последние статьи

Германия пыталась убедить мусульман начать джихад 09.02.2018 Германия пыталась убедить мусульман начать джихад

Историк и эксперт по Первой мировой войне Жан-Ив Ле Наур опубликовал в ноябре книгу «Джихад 1914-1918», которая посвящена неудачной попытке Германии подтолкнуть мусульман всего мира к священной войне.

НИКТО НЕ МОЖЕТ НАДЕЛЯТЬ ЖЕНЩИНУ ПРАВАМИ, ОНА ПОЛУЧАЕТ ИХ ОТ РОЖДЕНИЯ 30.12.2017 НИКТО НЕ МОЖЕТ НАДЕЛЯТЬ ЖЕНЩИНУ ПРАВАМИ, ОНА ПОЛУЧАЕТ ИХ ОТ РОЖДЕНИЯ

ПАДЕНИЕ КОНСТАНТИНОПОЛЯ – ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ В ИСТАМБУЛ 24.12.2017 ПАДЕНИЕ КОНСТАНТИНОПОЛЯ – ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ В ИСТАМБУЛ

Отменить смерть! Может ли человек бросить вызов своим генам? 15.12.2017 Отменить смерть! Может ли человек бросить вызов своим генам?

КАК ХАДЖИБЕЙ СТАЛ ОДЕССОЙ? 09.12.2017 КАК ХАДЖИБЕЙ СТАЛ ОДЕССОЙ?

КАК МОСКОВСКИЕ КНЯЗЬЯ ПОРОДНИЛИСЬ С ПОТОМКАМИ ЧИНГИСХАНА 05.12.2017 КАК МОСКОВСКИЕ КНЯЗЬЯ ПОРОДНИЛИСЬ С ПОТОМКАМИ ЧИНГИСХАНА

ДРЕВНЯЯ ТАРТАРИЯ ПОКАЗЫВАЕТ И ХРАНИТ СЕКРЕТЫ 28.11.2017 ДРЕВНЯЯ ТАРТАРИЯ ПОКАЗЫВАЕТ И ХРАНИТ СЕКРЕТЫ

АНГЛИЙСКИМ ШКОЛЬНИКАМ ЗАДАЛИ РАССКАЗАТЬ РОДИТЕЛЯМ О ПЕРЕХОДЕ В ИСЛАМ 11.11.2017 АНГЛИЙСКИМ ШКОЛЬНИКАМ ЗАДАЛИ РАССКАЗАТЬ РОДИТЕЛЯМ О ПЕРЕХОДЕ В ИСЛАМ

ЦЕНЫ НА КВАРТИРЫ В МОСКВЕ СНИЖАЮТСЯ 01.11.2017 ЦЕНЫ НА КВАРТИРЫ В МОСКВЕ СНИЖАЮТСЯ

СОВЕТЫ ОФИЦЕРА ГРУ РОССИИ ПО ВЫЖИВАНИЮ В ВОЙНЕ 29.10.2017 СОВЕТЫ ОФИЦЕРА ГРУ РОССИИ ПО ВЫЖИВАНИЮ В ВОЙНЕ

ПЕРВЫЙ «МУСБАТ»  Советский мусульманский батальон в Афганистане 29.10.2017 ПЕРВЫЙ «МУСБАТ» Советский мусульманский батальон в Афганистане

«НАСТУПАЮТ ВЕЛИКИЕ ПЕРЕМЕНЫ, КОТОРЫЕ СКАЖУТСЯ НА ВСЕМ МУСУЛЬМАНСКОМ МИРЕ» 26.10.2017 «НАСТУПАЮТ ВЕЛИКИЕ ПЕРЕМЕНЫ, КОТОРЫЕ СКАЖУТСЯ НА ВСЕМ МУСУЛЬМАНСКОМ МИРЕ»

МОСКВА ЗАЯВЛЯЕТ ПРАВА НА ВЕСЬ БЛИЖНИЙ ВОСТОК 26.10.2017 МОСКВА ЗАЯВЛЯЕТ ПРАВА НА ВЕСЬ БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Войны на автопилоте США ведут их уже шестнадцать лет 26.10.2017 Войны на автопилоте США ведут их уже шестнадцать лет

ОБ ИСЛАМЕ И НОРМАТИВНОСТИ КОРАНА 25.10.2017 ОБ ИСЛАМЕ И НОРМАТИВНОСТИ КОРАНА

Понять происходящее с исламом сегодня можно, если отталкиваться от того, что ислам в своих основах — религия Божественного Откровения.

Абсолютно достоверного, но обильно дополненного человеческими измышлениями, которые абсолютно достоверными не могут быть по определению, ибо суть человеческие.

Королевский аванс. Саудовская Аравия готова платить России за свою безопасность 25.10.2017 Королевский аванс. Саудовская Аравия готова платить России за свою безопасность

СОХРАНИ, СПАСИ, ПОМИЛУЙ, ВСЕПРОЩАЮЩИЙ АЛЛАХ! (Почему Габдулла Тукай не женился?) 25.09.2017 СОХРАНИ, СПАСИ, ПОМИЛУЙ, ВСЕПРОЩАЮЩИЙ АЛЛАХ! (Почему Габдулла Тукай не женился?)

МУХЛИСА БУБИ — ПРОСВЕТИТЕЛЬНИЦА, ЖЕНЩИНА-КАДИ 13.09.2017 МУХЛИСА БУБИ — ПРОСВЕТИТЕЛЬНИЦА, ЖЕНЩИНА-КАДИ

ТАСАВВУФ,  ИЛИ – НУЖНО ЛИ ОБЪЕДИНИТЬ МУФТИЯТЫ? 11.09.2017 ТАСАВВУФ, ИЛИ – НУЖНО ЛИ ОБЪЕДИНИТЬ МУФТИЯТЫ?

НАИЛЯ ФАТЕХОВА И АНСАМБЛЬ «МЕДИНА» 09.09.2017 НАИЛЯ ФАТЕХОВА И АНСАМБЛЬ «МЕДИНА»


Новости 1 - 20 из 89
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец